Население Тибета

Население Тибета принадлежит главным образом к народам тибетской расы и языка. Рокхиль считает язык панака (тангутов), населяющих область Куку-нора и сев.-вост. Т., наиболее архаическим и чистым, а их тип наиболее сохранившимся, но и среди них попадаются физиономии, указывающие на примесь чуждых этнических элементов.

Уже среди голоков, населяющих бассейн Дзарин-нора и Орин-нора и горную область до границы Сы-чуани, намцо, живущих по р. Дрэ-чу, в особенности же среди родов хорба и других тибетских племен Восточного Т. эта примесь сказывается весьма заметно; далее на Ю живут уже племена, чуждые тибетцам по крови, но смешавшиеся с ними и позаимствовавшие у них их язык, который, однако, и до сих пор удерживает немало древних слов (напр. наречие мелам, на котором говорят арруты, ба-и, телуты и др. народцы вост. Т.). Эти чуждые тибетцам племена, принадлежавшие главным образом к белокурой длинноголовой расе, 2000 лет тому назад господствовавшей в Зап. Китае (так назыв. "ди", "дили", "динлины"; см. Г. Е. Грум-Гржимайло, "Описание путешествия в Западный Китай", II, гл. VIII, а также его же статью в "Журн. Мин. народн. просв.", 1898, VI), лучше всего сохранились в малодоступных горных дебрях южной части пров. Кам; из них некоторые (бома, лису, лоло и др.) пользуются и теперь еще автономным управлением. На юге аборы, мишми и другие народности связаны по происхождению с обитателями Ассама, хампы, населяющие возвышенные долины Инда, имеют много общего с ладакцами.

Плоскогорье Хачи не имеет другого населения, кроме периодически посещающих некоторые его урочища золотоискателей, — по крайней мере, это достоверно относительно местности Сартоль, т. е. "страны золота", известной еще со времен Геродота; золотые прииски разбросаны здесь на протяжении двух градусов и находятся на абс. высоте около 16000 фт.; золотоискатели работают так наз. сухим способом, главным образом только зимой, потому что местность эта крайне бедна пресной водой. Первые стойбища кочевого населения Рокхиль встретил только к югу от хр. Тан-ла (кочевники эти принадлежали к племени намру); там же натолкнулась на них и экспедиция Бонвалло и принца Орлеанского [В географических описаниях Т. мы находим указание на тюрков-хоров и монголов-соков, населяющих будто бы северные пустыни Хачи. Сведение это, заимствованное Клапротом из китайских источников, в настоящее время не подтверждается. Племена эти, может быть, и существовавшие когда-то, ныне исчезли.].

Господствующей в Т. религией является ламаизм (см.); только кое-где удержался первобытный шаманизм, так наз. религия бинбо (напр. в области Жияд, на юго-восточных склонах вост. ветви хр. Тан-ла). Тибетцы вообще ревностные буддисты. Грамотность между ними весьма развита. Значительный процент населения принадлежит к духовному сословию, господствующему в стране: оно заведует управлением, образованием народа, печатью и проч. Это в буквальном смысле монашеское царство; один далай-лама содержит на жалованье до 100 тыс. монахов. Многочисленные монастыри, в которых находят приют сотни и тысячи лам, рассеяны по всей стране и служат главнейшими пунктами оседлости.

Главное занятие населения — скотоводство; разводят яков, лошадей, овец и, на западе, коз (породы "пашм", короткий пух которой, скрытый под наружной шерстью, имеет очень высокую цену и идет на выделку знаменитых кашмирских шалей). Вьючным животным служит на плоскогорье главным образом як, реже лошадь или баран (последний несет груз от 20 до 30 фн. и легко проходит тысячеверстные расстояния), в долине р. Цзамбо — осел. Земледелие, где оно возможно, служит только подспорьем народному хозяйству; есть, однако, округа, где оно является главным занятием жителей. Из ремесел процветает только тканье сукон, от самых грубых до весьма тонких (красный "пулу" — тонкая и прочная ткань, имеющая хороший сбыт на рынках Монголии и Китая).

Обработка металлов (литейное и котельное мастерство), а также ювелирное дело находятся в руках непальцев и бутанцев, поселившихся в Лхасе и других городах Южн. Т., а равно жителей провинции Кам на С; оптовая торговля — главным образом в руках кашмирских выходцев, известных под именем качи, а также китайцев. Т. вывозит на рынки Китая и Индии шерсть, кожи, меха, мускус (вост. Т.), буру, корень жень-шень, шлиховое золото (кроме вышеозначенной области Сартоль, золотоносностью отличаются многие местности в вост. Т., а также горы сев. окраины Т.), сукна, курительные свечи, бирюзу, драгоценные камни (юго-вост. Т.); получает чай, ткани шелковые, сахар, церковную утварь, фарфоровую посуду, табак. Баланс этой торговли складывается, безусловно, в пользу Т., и в настоящее время в руках ламайского духовенства сосредоточены значительные количества английских рупий, почти совершенно вытеснивших из обращения старинную серебряную туземную монету с 8 цветочками.

Главные торговые пути: дорога из Лхассы в Китай через Батан, Литан и Да-цзян-лу; туда же через Куку-нор и Синин-фу; в Индию через Гарток и Лех; дороги в Непал, Сикким, Бутан и Ассам. Главный город Т. — Лхаса (пишется также Ласса, Хласса; см.). Из других центров оседлости заслуживают внимания: Четан, лежащий в той же пров. Уй, на ЮВ от Лхасы, на абс. высоте 11140 фт., имеющий 13 тыс. жителей и служащий исходным пунктом для караванов, направляющихся из бассейна р. Цзамбо на Ю, в Бутан и Ассам; Чона-чжун, пограничный городок с 6 тыс. жителей, лежащий на том же пути и ведущий значительную меновую торговлю; Самойе — один из богатейших монастырей Т. (до 3 тыс. монахов), в 30 вер. к З от Четана; обнесен каменной стеной протяжением около 2 1/2 верст и славится идолами, сделанными из чистого золота; Шигатзэ (Жигэцзэ, Сикацзэ, Дигарчи) — главный административный центр пров. Цзан, с 9 тыс. жителей; в одной версте от него Чжа-силюмбу (Сэра-сэр) — монастырь (от 3 до 4 тыс. монахов) и резиденция баньчан-римбуци, занимающего в буддийской иерархии первое место после далай-ламы; Гянцзэ-джун — обширный промышленный центр, известный производством лучших в Т. сукон; 12 тыс. жителей и сильный гарнизон; Джан-глачи — многолюдное торговое селение на пути из Шигатзэ в Лех; Киронг (4 тыс. жителей), благодаря своему положению на одном из главных путей в Непал также имеющий некоторое торговое значение; Сарка-джун и Тадум (14200 фт.) — города, лежащие в округе Доктол, в области верховий Яру-Цзамбо, важные как этапные пункты для торговых караванов, следующих в Кашмир; Гардок ("высокий рынок") — город, расположенный на абсол. высоте 14500 фт. и обитаемый только в летние месяцы, когда сюда стекаются товары из разных концов страны; Рудок — передовой военный пост и монастырь на южн. конце оз. Могналари; Чамдо-ула (Цяпмдо) — главный административный центр пров. Кам с монастырем того же имени; Чжамдо на полпути между Чамдо-ула и Батаном, центр торговли бирюзой и другими драгоценными камнями; Жиэкундо, город и монастырь, значительный торговый и промышленный центр в сев. части пров. Кам; Ганзэ — центр китайской торговли, городок, лежащий на пути из Жиэкундо в Да-цзян-лу; известен ювелирными изделиями и производством тонких сукон; имеет китайский гарнизон; здесь сходятся дороги из Литана, Батана и Да-цзян-лу.

В политическом отношении Т. входит в состав Китайской империи и управляется китайским резидентом, который хотя и состоит советником при далай-ламе, но фактически занимает первенствующее положение в Лхассе: без его санкции не обходится ни одно сколько-нибудь значительное мероприятие. Подати и пошлины с торговли, собираемые в Т. большею частью натурою, идут исключительно на содержание далай-ламы и баньчаня с их многочисленными штатами монахов и монастырями.

Чиновники получают взамен жалованья определенное количество земли, которою они владеют, пока состоят на службе. Немногочисленное войско (около 3000 туземных и 1500 китайских солдат) оказывается достаточным для поддержания порядка и спокойствия в стране, население которой, по свидетельству европейских путешественников, отличается вообще миролюбивым, кротким характером. Эти войска расположены преимущественно в главных административных центрах Т. — в Лхассе и Шигадзэ; иррегулярные команды занимают посты на границах. Не пользуясь никакими доходами от Т., Китай довольствуется одним лишь изъявлением покорности со стороны далай-ламы и баньчаня и князей автономных областей Вост. Т. (Намцо, Дергэ, Хорба и др.), которые ежегодно или через каждые пять лет отправляют в Пекин своих послов с дарами, носящими громкое название дани.

На эти дары, состоящие из предметов местного производства — серебряных идолов, коралловых и янтарных четок, шерстяных тканей, курительных свечей, — император отвечает подарками значительно большей ценности. Кроме того, далай-лама получает ежегодно в виде жалованья 5 тыс. лан серебра. За все эти сравнительно ничтожные жертвы Китай пользуется спокойствием среди подвластных ему миллионов буддийских подданных, извлекая притом значительные выгоды от торговли, производимой в Т. коренными китайцами.