Настольные часы и их история

Христиан Гюйгенс (1629-1695) - великий голландский ученый, сконструировавший в 1657 году первые маятниковые часы. Теория, разработанная и претворенная в модели маятниковых часов Галилеем (1564 - 1642), нашла свое развитие и продолжение в конструкции маятниковых часов Гюйгенса, а после появления его трудов «Часы» и «Маятниковые часы» маятник как регулятор хода механических часов вошел в широкое применение.

С появлением маятника в часовом деле произошла настоящая революция. Точность хода часов повысилась в несколько раз, суточная погрешность, колебавшаяся у домаятниковых часов от 15 до 60 минут, упала до 10 секунд.

Во времена Гюйгенса уже существовали пружинные часы, которые можно было поставить на стол или взять с собой в путешествие. Но сначала несколько слов о часах до времени Гюйгенса. Первые домашние часы были без пружины и могли размещаться только на стене. Их делали из железа, потом из латуни, и в миниатюре они повторяли конструкции уже давно известных башенных часов. Этот тип часов настолько прижился, что их продолжали делать и после изобретения пружинного привода. В начале XVII века они внешне напоминали фонари, поэтому и назывались люцерновыми. В Англии, где пружинные часы появились несколько позднее, чем в Германии и Франции, такие часы были очень популярны.

Самыми же первыми пружинными часами в истории мирового часового производства считаются настольные часы из бронзы в полметра высотой, изготовленные неизвестным мастером около 1430 года для бургундского герцога Филиппа Доброго. Первые переносные механические часы делали из латуни, в форме круглой или квадратной коробки с горизонтальным латунным циферблатом.

Часы обозначали гравированными римскими цифрами с выпуклыми латунными «зернами» (шариками) по кругу, для определения времени ночью наощупь. Стрелка была одна, часто в виде фантастического существа - дракона, русалки и др. Позже, к концу XVI века, появились настольные часы с корпусами, напоминавшими средневековые башни. Они также были однострелочными, но имели по два циферблата - один для указания времени, другой - для установки будильника.

У механизмов ранних пружинных часов был шпиндельный ход. До изобретения Гюйгенса часы не имели маятника, в качестве регулятора хода использовали «фолио» - двуплечий маховик, не обеспечивающий точности хода. Часовая стрелка могла да­вать суточную погрешность в 30 минут и больше, что владельцев часов не слишком заботило: время было не настолько насыщенным и емким. Размах маховика и, следовательно, частоту его движений регулировали изменением расстояния между упругими упорами из щетины.

Отдельные мастера изготавливали цилиндрические настольные часы с круглым балансом. Такой баланс, конечно же, был далек от современного регулятора, к конструкции которого в наибольшей степени приблизился все тот же Гюйгенс. Он присоединил к маховику спираль­ную пружину, создав в 1674 году регулятор хода механических часов - баланс-спираль.


До появления винтов железные детали механизмов соединяли при помощи штифтов и клиньев. Заводная пружина представляла собой длинную и достаточно широкую стальную ленту. Она не могла работать без вспомогательного механизма выравнивания ее приводной силы. В качестве компенсатора крутящего момента заводной пружины использовали фузею (улитку), представлявшую собой латунный усеченный конус, на который наматывалась струна из кетгута (овечьих кишок) или плоская металлическая цепочка из 500 и более звеньев.

В XVIII веке портативные настольные часы приобретают стеклянные боковые стенки, сквозь которые хорошо проглядывалось устройство механизма, и изогнутые в форме лапок ножки. Деревянные, обтянутые кожей футляры со стеклянными окошками перед циферблатом (по которому двигались уже две стрелки - часовая и минутная, появившаяся с изобретением маятника) предназначались для использования их в дороге. Такие часы в шутку называют «черепашками».

Классический тип дорожных, или каретных, часов сложился к концу XVIII века. Считается, что первым сконструировал каретные часы всемирно признанный мастер, гений часового дела Абрахам-Луи Бреге. Интересно, что каретные часы - пожалуй, единственный тип часов, на форму которых не повлияла изменчивая мода XIX века. Внешний вид их практически не менялся сто лет.

Каретные часы впервые были опро­бованы военными в египетской кампании 1798 года по приказу Наполеона I, который и сам владел часами Бреге. Механизмы всех каретных часов Бреге безупречны и многофункциональны: здесь и четвертной бой, и репетир, и индикация лунных фаз, и устройство блокировки боя, и малая секундная стрелка. Традиционно корпуса «каретников» делались прямоугольными, с застекленными боковыми стенками, задней и передней дверками, а сверху крепилась латунная ручка для переноски. Латунные поверхности часов часто золотили и гравировали.

Консольные часы

Изобретение маятника привело к появлению так называемых консольных часов. Свое название они получили от французского слова console - пристенная полочка, на которую эти часы и ставили. Консоль, как и корпус таких часов, изготавливали из дерева, общей была и техника их обработки: художественная инкрустация, роспись и др. В конце XVII века придворный мебельщик Людовика XIV Анри Шарль Буль возродил технику инкрустации мебели с применением латуни и пластин из панциря черепахи. Эту технику использовали и в оформлении часов: создавали узоры и целые картины, покрывавшие деревянные корпуса.

К середине XVIII века строгие барочные часовые корпуса сменяются причудливо изогнутыми корпусами в стиле рококо с золоченым бронзовым убором в виде аллегорических накладок. Например, аллегория Истины представлена в образе сидящей женщины в античном платье с зеркалом в одной руке и книгой в другой, на развороте которой выгравировано по-латыни: «Истина одна». Часы «буль» были очень дорогими, их делали только на заказ. В середине XIX века они опять стали модными. Появились изделия по моделям XVIII века, но дорогостоящие покрытия из черепашьего панциря заменили лаковыми имитациями, а шпиндельный ход - анкерным. Другим типом французских консольных часов последней четверти XVIII века были часы в деревянных раскрашенных корпусах с золоченым бронзовым убором в виде вазонов, венков, музыкальных инструментов.

Английские консольные часы совершенно не похожи на консольные французские. Их часто еще называют «часами в шкафных корпусах». Это самые узнаваемые часы английского производства, делавшиеся с XVII до середины XIX века. Их деревянные корпуса, в основном дубовые, фанерованные ценными породами дерева - орехового, оливкового, эбенового, крас­ного и других, - отличаются строгим видом.

По легенде, первым красное дерево, завезенное в Англию из колоний еще при королеве Елизавете I, применил английский мебельщик Томас Чиппендейл. Оно ценилось за прочность, постоянство формы, разнообразие окраски и стало излюбленным материалом для производства часовых корпусов, заменив использовавшуюся ранее ореховую древесину.

Декоративное убранство английских консольных часов, в отличие от французских, ограничивается неброскими литыми бронзовыми колонками по углам и шишечками сверху. Циферблатные платины английских консольных часов, с начала XVIII века приобретшие арочное завершение, украшали литыми бронзовыми накладками с ажурным узором в виде растительных завитков, дельфинов, вазонов и др.
Циферблатная шкала представляла собой латунное посеребренное кольцо с гравированными и заполненными специальной мастикой римскими цифрами часов и арабскими - минут, по которому двигались ажурные стрелки. Короткая часовая стрелка отличалась громоздким, сплетенным из разнообразных по толщине завитков завершением, минутная - более строгая, с острым копьевидным концом и небольшим узорочьем у центра. К началу XIX века стрелки консольных английских часов становятся проще, посеребренное кольцо сменяется эмалевым циферблатом. Задние платины часовых механизмов художественно гравировались. Со временем гравировки сменялись от «набивного», сплошного орнамента до невыразительного декоративного пояска по периметру платины.

Здесь же, на внешней стороне задней платины часового механизма, за которой располагался короткий маятник, так называемый «коровий хвост», ставил подпись часовой мастер, так же, как и на циферблате. Мастера, входившие в корпорацию лондонских часовщиков - CLOCK-MAKER COMPANY, организованную отцом английского часового дела Томасом Томпионом, обязаны были подписывать свою продукцию.

Особенного внимания заслуживают механизмы английских консольных часов, традиционно имевшие несколько функций. Практически всегда - численник, четвертной бой, репетир, устройство блокировки боя, часто - помимо перечисленного - секундную стрелку, календарь, указатель лунных фаз. Такие часы принято называть астрономическими. В 1770 входит в моду циферблат с календарем, заменившим простое окошко численника. Многие часы имели музыкальные программы.

В XVIII веке английские и французские консольные часы, уже маятниковые, делали, как и двести лет назад, со шпиндельным ходом, хотя еще в 1671 году английским часовщиком Клементом был изобретен ход, более подходящий для маятниковых часов, - анкерный.