Причины деградации дубрав в мире

Дубрава, как природное сообщество (биогеоценоз), является одним из наиболее сложных среди наземных биогеоценозов. Любой биогеоценоз развивается и эволюционирует. Ведущее значение в процессе смены наземных биогеоценозов принадлежит растениям, но их деятельность неотделима от деятельности остальных компонентов системы, и биогеоценоз всегда живет и изменяется как единое целое. Смена идет в определенных направлениях, а длительность существования различных биогеоценозов очень различна. Примером изменения недостаточно сбалансированной системы может служить зарастание водоема. Вследствие недостатка кислорода в придонных слоях воды часть органического вещества остается неокисленной и не используется в дальнейшем круговороте. В прибрежной зоне накапливаются остатки водной растительности, образующие торфянистые отложения. Водоем мелеет. Прибрежная водная растительность распространяется к центру водоема, образуются торфяные отложения. Озеро постепенно превращается в болото. Окружающая наземная растительность постепенно надвигается на место бывшего водоема. В зависимости от местных условий здесь может возникнуть осоковый луг, лес или иной тип биогеоценоза. Дубрава тоже может превратится в иной тип биогеоценоза. К примеру, после вырубки деревьев она может превратится в луг, поле (агроценоз) или во что-то другое.

Разрушение дубрав продолжалось почти в течение 300 лет, поэтому неверно рассчитывать, что какие бы то ни было мероприятия по сохранению и восстановлению дубрав дадут мгновенный эффект и остановят процессы деградации. Кроме того, чисто запретительные меры и отказ от ведения хозяйства в дубравах только усилят процесс деградации дубрав. Необходим комплекс мероприятий от селекционно-генетических до лесоводственных и законодательных (система устойчивого ведения лесного хозяйства в дубравах), которые могут позволить минимизировать интенсивность усыхания насаждений дуба и постепенно привести к повышению жизнеспособности и устойчивости дубрав.

В качестве предрасполагающего фактора, вызывающего текущее снижение устойчивости и ослабление дубрав, можно отметить:

приисковые рубки лучших, наиболее качественных и устойчивых деревьев дуба в насаждениях без обеспечения их восстановления; ухудшение селекционной структуры существовавших насаждений и их потомства;

применение сплошных широколесосечных рубок; повреждение корней, уплотнение почвы в результате рубок главного пользования;

отсутствие заботы о естественном возобновлении дуба на вырубках, недостаточное проведение мероприятий по уходу за самосевом и подростом дуба, приоритет создания лесных культур;

ошибки в технологии создания лесных культур; перегущенные посадки, антиэкологичность создания на всех лесокультурных площадях чистых культур дуба с узкими междурядьями;

неудачно подобранные сопутствующие породы;

нарушение теневой структуры дубрав; уничтожение подроста сопутствующих пород и кустарников в результате интенсивных рубок ухода в молодняках;

пастьба скота в лесу, высокие рекреационные нагрузки;

объедания молодняков лосями.

Деградация и массовое усыхание дубрав стала уже глобальным явлением и отмечена практически по всему ареалу многих видов дуба, как в европейских странах, так и в Средней Азии и США. Существует уже просто громадное количество публикаций, посвященных изучению причин, вызывающих усыхание дубрав и разработке мер по борьбе с ними и восстановлению насаждений дуба. В качестве наиболее полных обзоров можно привести следующие публикации: Delatour, 1983; Leontovic и др., 1987; Oleksyn, Przybyl, 1987; Осипов и др., 1989; Siwecki, Liese, 1991; Luisi и др., 1993; Ragazzi и др., 1995; Hartmann, 1996; Recent advances …, 2000 и другие публикации. Причины этого явления разными исследователями объяснялись по-разному, часто односторонне. Не углубляясь в анализ данных усыхания дубрав за рубежом, рассмотрим более подробно данное явление на примере России и региона Среднего Поволжья, в частности.

Первые отдельные факты усыхания дубрав отмечались уже в середине и конце XIX столетия, однако, они не носили такого массового и повсеместного характера. Явления депрессии дубрав повторяются периодически и имеют различную ширину охвата и степень повреждения насаждений. За последние 100 лет на территории нашей страны они повторялись примерно 7 раз, с периодичностью около 10-15 лет, а особенно интенсивные волны усыхания дубрав происходили с периодичностью в 25-30 лет (Воронцов, 1972). Всего в лесоводственной литературе были зарегистрированы 4 волны массового усыхания дубрав. Первая, наиболее интенсивная, волна усыхания дубрав в СССР отмечена в период с 1927 по 1930-е гг. в Воронежской - Шипов лес (Тюрин, 1949; Науменко, 1930, 1950), Тульской областях (Самофал, 1929) и в 1937-1939 гг. в водоохранных дубравах юго-востока и в Среднем Поволжье (Денисов, 1965).

Второе, очень сильное, усыхание дубрав практически во всей лесостепной и степной зонах европейской части России - от Москвы до Урала - произошло в 1940-1942 гг. Оно было вызвано повторяющимися поздневесенними заморозками 1938-1941 гг. и последующими за ними сильными засухами 1939-1940 гг. и экстремально сильными морозами зимы 1941-1942 гг. Тогда частичному или полному усыханию подверглись дуб, ясень, клен, ильмовые породы, а из кустарников - лещина. Сильнее всего пострадали Тульские засеки (Тюрин, 1949; Лосицкий, 1949), водоохранные дубравы юго-востока и Среднего Поволжья (Напалков, 1953).

Третья волна усыхания приходится на 1966-1969 гг. В этот период усыханию в России подверглась большая часть степных и южно-лесостепных дубрав. Оно было обусловлено сильными повторяющимися летними засухами и протекало в течение 5 лет. Отрицательное воздействие засух усиливалось дополнительными факторами: изменением гидрологического режима территорий, инвазиями листогрызущих вредителей, грибными болезнями, нерациональной хозяйственной деятельностью человека. Причем в разных частях зоны поражение дубрав проявлялось различно. В одних местах - это объедание листьев листогрызущими вредителями, в других - поражение грибными заболеваниями, а в поймах больших и средних рек - сокращение продолжительности паводков и снижение уровня грунтовых вод (Лобанов, 1975). Общая площадь усыхающих дубрав в европейской части России к 1973 г. составила более 400 тыс. га (Кулаков, 1978).

Четвертая, наиболее значительная, волна усыхания дубрав в России началась с 1979 г. с перерывами и затуханиями в отдельных районах и продолжается практически до нашего времени. Она охватила всю территорию России, а в некоторых регионах северо-востока европейской части страны усыхание дубрав приняло катастрофические размеры. Особенно сильно пострадали дубравы Татарстана и Чувашской республики, Ульяновской, Самарской и Саратовской областей. Непосредственный фактор, инициировавший усыхание дубрав в этих регионах, - это резкие отклонения климатических факторов от средних многолетних значений (засуха 1972 года), которые способствовали значительному ослаблению деревьев, и экстремально низкие температуры зимы 1978-1979 гг.

Последующая инвазия непарного шелкопряда на ослабленные деревья и интенсивное распространение мучнистой росы на отрастающих листьях привели к интенсивному очаговому и единичному отмиранию деревьев дуба в насаждениях. В 1979-1983 гг. полностью усохли насаждения с участием дуба на площади около 20 тыс. га, было убрано около 2 млн. м3 древесины дуба (Ведерников, Зарипов, 1984). Больше других усыханию подверглись дубравы Приволжской возвышенности. Площади усохших насаждений на 31 декабря 1980 г. составили: в Татарии - 5 483 га, Чувашии - 4 045 га, Мордовии - 1 100 га, в Ульяновской области - 36 600 га (Мурзов и др., 1986).

В 1991-1993 гг. в дубравах возникли очаги зеленой дубовой листовертки, зимней пяденицы и др., что привело к очередному массовому усыханию дубрав всех возрастов в 1994 г. Началось интенсивное разрушение дубовых насаждений. Отмирание происходило как одиночными деревьями, так и целыми выделами. Санитарные рубки не обеспечивали улучшения состояния насаждений. Удаление сухостойных деревьев приводило к значительному изреживанию насаждений, снижению доли участия дуба в составе, дальнейшему снижению их устойчивости, превращению насаждений в редины. Только в Чувашии к 1994 г. площадь лесов, в которых произошло усыхание дуба, составила 38406 га, запас усохших деревьев - 1 млн. 100 тыс. м3, из них необходима сплошная рубка на площади 1844 га (Тихонов, 1995). В Республике Татарстан с 1979 по 1994 гг. произошла полная потеря дуба на площади около 20 тыс. га, проведена уборка сухостойного дуба объемом более 8 млн. м3. На площади более 20 тыс. га образовались редины и низкополнотные мягколиственные насаждения, которые сменили дуб (Газизуллин и др., 1996).

Комплексное лесопатологическое обследование насаждений дуба Чувашской республики в 1997 г. подтвердило неблагоприятное санитарное состояние дубрав (рис. 6). Неудовлетворительное состояние дубрав выявлено на 61% обследованных площадей (Отчет по лесопатол. обслед., Брянск, 1997-1998). Несмотря на относительную стабилизацию состояния дубрав, их устойчивость значительно снижена, даже у молодняков.

Таким образом, без принятия эффективных мер по сохранению и восстановлению дубрав существует реальная возможность полной потери дубовых лесов региона как природной формации.

Все авторы многочисленных работ по деградации и усыханию дубрав сходятся во мнении, что деградация дубрав обусловлена не одним каким-либо фактором, а комплексом взаимосвязанных факторов, которые сложно и по-разному сочетаются в различных природно-климатических зонах и часто проявляются в течение длительного периода времени. Деградация дубрав является сложным феноменом. Шютт (Schutt, 1993) назвал ее "комплексом комплексных болезней". Отмечена достаточно четкая региональная зависимость воздействия инициирующих факторов, интенсивности, и периодичности усыхания дубрав. В южной лесостепи, и особенно в степи, основной причиной, вызывающей усыхание и деградацию дубрав, являются засухи с малоснежными зимами; в поймах рек юго-востока - нарушение гидрологического режима, а в северной и восточной лесостепи - экстремально сильные зимние морозы с последующими инвазиями листогрызущих вредителей и болезней (табл. 26).

Некоторые исследователи рассматривают деградацию дубрав как опасный новый феномен, который может привести к исчезновению дубовых лесов, другие рассматривают ее как регулярный циклично повторяющийся феномен, присущий всем растениям и лесным экосистемам. Существуют две модели, объясняющие процессы деградации дубрав. Первая - "цепная" модель заболевания приведена Хустоном (Houston, 1981). Он рассматривал деградацию дубрав как прямонаправленный линейный процесс, при котором здоровые деревья все более интенсивно ослабляются случайной комбинацией стрессовых факторов, вследствие чего они, вероятно, становятся более уязвимыми для вторичных патогенов, которые обычно не могут инфицировать здоровые деревья.

Другая - "спиральная" модель была предложена Манионом (Manion, 1991). В рамках данной модели выделены три группы факторов, вызывающих деградацию дубрав, которые действуют параллельно-последовательно (т.е., возможно и значительное перекрывание их действия). Первоначально на насаждение дуба влияют предрасполагающие факторы, действующие в течение длительного времени, постепенно ослабляя деревья; симптомы деградации при этом не проявляются. После этого начинает действовать вторая группа стрессовых факторов. Они действуют эпизодически, но являются настоящими инициализирующими факторами, так как деревья уже ослаблены предрасполагающими факторами и не способны более защищать себя с той же эффективностью против данных стрессовых факторов.

И, наконец, деревья подвергаются воздействию третьей, усиливающей, группы факторов, обычно биотических по происхождению, окончательно ослабляющих деревья и вызывающих их отмирание.

Основное различие между указанными моделями в том, что, по Маниону, основное значение имеет история популяции до деградации, а фактор или факторы, которые непосредственно вызвали деградацию и отмирание дубрав, могут изменяться в зависимости от конкретных условий произрастания и вид фактора не имеет особого значения, в то время как, по Хоустону, деградация и отмирание популяции будут происходить в любом случае, если воздействия неблагоприятных факторов на популяцию станут слишком многочисленными и (или) интенсивными. Патогенные организмы, которые вызывают отмирание деревьев, имеют такое же важное значение, как и другие факторы.

Во многих работах подчеркивается мысль о том, что в результате ошибок в ведении лесного хозяйства дубравы утрачивают гомеостатические свойства и подвергаются нападению вредителей и болезней (Положенцев, Саввин, 1974, 1976; Лобанов, 1975 и др.). Многообразные нарушения структуры дубрав и биогеоценотических связей в насаждениях ведут к их ослаблению и повреждению насекомыми и грибными болезнями.

Ослабление деревьев приводит к снижению плодоношения в насаждениях, увеличению интервала между семенными годами, что значительно снижает возможность естественного восстановления дубрав. Изреживание древостоев в результате отмирания деревьев дуба, нарушение породного состава разных ярусов насаждений усложняет нормальное развитие самосева и подроста дуба и выход его в верхний ярус за счет интенсивного разрастания подлесочных пород, прежде всего лещины и порослевой липы, задернения почвы. Процесс становится цикличным, завершаясь полной гибелью насаждения.

Усыхание дуба в насаждениях, по данным визуальных наблюдений, может иметь различный характер: резкий (спонтанный), когда дерево погибает в течение одного-двух вегетационных сезонов, и хронический. В этом случае ослабленное дерево может существовать в течение значительного времени, переходя из стадии ослабления в стадию восстановления за счет формирования вторичной кроны и обратно. Тип отмирания зависит от места расположения гнили или повреждения (рис. 15). Для деградированных дубрав наиболее типичны вершинный и стволовой тип отмирания. На большинстве стволов дуба отмечены очаги местного отмирания.

 

Рис. 15. Схема основных типов отмирания деревьев дуба в насаждениях (Молчанов, 1975); 1 - вершинный; 2 - стволовой; 3 - разные случаи местного отмирания; 4 - корневой.

Важной особенностью отмирания дубрав практически по всей территории России является быстрое изменение структуры фитоценоза. При отсутствии интенсивного антропогенного воздействия происходит быстрое заполнение в пологе освободившегося пространства в 1-м ярусе спутниками дуба, в том числе и ранее отставшими в росте, интенсивное разрастание подлесочного и кустарникового ярусов. Дубравный фитоценоз перестраивается из монодоминантного неустойчивого (возникшего в результате нерациональной хозяйственной деятельности человека) в полидоминантную и разновозрастную, более устойчивую биологическую систему. При этом происходит уменьшение участия дуба в составе насаждений или его полное выпадение, уменьшение его ценности с хозяйственной и экологической точки зрения.

В случае интенсивной антропогенной нагрузки (пастьба скота, сенокошение и пр.) развитие насаждений происходит по иной схеме. Освободившееся пространство ничем не заполняется, на месте дубового насаждения формируется редина с интенсивным задернением (остепнением) почвенного покрова или вся площадь интенсивно зарастает лещиной и формируется кустарниковая заросль с единичными оставшимися деревьями дуба. В этом случае уже можно определенно говорить о полной деградации дубового насаждения. Такие насаждения постепенно теряют экологическую или хозяйственную ценность и требуют проведения своевременных реконструктивных мероприятий.

Изменение уровня воды в реках и уровня грунтовых вод окружающих территорий оказывает значительное влияние на состояние и устойчивость насаждений дуба (Рожков, Козак, 1989). Волга, на которой создан каскад гидроэлектростанций, является самой зарегулированной равнинной рекой Европы. Строительство водохранилищ  оказало значительное влияние на уровень воды в Волге.  Строительство водохранилища и поднятие уровня воды до отметки 63 м привело к поднятию уровня воды в Волге в районе г. Козьмодемьянска и во всех ее притоках: Суре, Ветлуге, Кокшаге и др. Даже не принимая во внимание вырубленные пойменные дубравы в ложе водохранилища, которое расположилось в основном на территории низинной левобережной части Республики Марий Эл, отмечено подтопление всех прибрежных лесов, ставших пойменными. Такое резкое изменение условий произрастания насаждений не могло не сказаться отрицательно на росте и состоянии всех лесов и в первую очередь дубрав и ельников. Изменение гидрологического режима привело к ослаблению деревьев дуба, развитию суховершинности.

Влияние морозов на состояние дубрав

Основным результатом воздействия экстремально низких зимних температур является: 1) замораживание почек и боковых побегов; 2) глубокое замораживание стволов и отмирание живых и камбиальных тканей, 3) образование морозных трещин.

1. Замораживание почек и побегов приводит к инициации развития спящих почек и появлению водяных побегов, которые обычно имеют более крупные и рыхлые листья менее устойчивые к воздействию мучнисто росы. При интенсивном отмирании боковых и скелетных ветвей, происходит активное развитие водяных побегов и зачастую формируется вторичная крона, которая также легко повреждается листогрызущими насекомыми и мучнистой росой.

2. Внутренняя заболонь, которую также называют морозными кольцами, образуется в результате повреждения морозом и отмирания слоев заболони дуба, из-за чего не происходит нормального процесса ядрообразования (Вакин и др., 1980). Отчетливо заметны повреждения на поперечном сечении лесоматериалов в виде одного или нескольких концентрических колец, светлого или темно-бурого цвета, каждое из которых охватывает несколько годичных слоев. Морозные кольца легко повреждаются грибами, образуя морозобойные гнили, резко снижающие качество дубовых сортиментов. Как было установлено почти 90% всех деревьев дуба имеют морозные кольца. Это дало повод некоторым лесоводам отнести дуб к малоценным породам и рекомендовать разведение вместо него хвойных пород, что явилось большим заблуждением и недооценкой всех присущих дубу свойств.

3. Другим наиболее распространенным и значительным повреждением дуба, вызванным морозами, является образование морозных трещин. Морозные трещины - наружные радиальные трещины, возникающие при резком охлаждении стволов (Kubler, 1988; Вакин и др., 1980). Механизм образования морозных трещин дол сих пор точно не установлен. Существует несколько точек зрения в отношении причин образования морозных трещин. Ряд ученых (H. Мауег-Wegelin, H. Kübler, H. Traber и Б.С. Чудинов - по Вакин и др., 1980) основной причиной этого явления считают значительную разницу в деформации древесины под действием низкой температуры в тангентальном и радиальном направлениях, ведущую к возникновению критических напряжений и разрыву тканей, чему в значительной степени способствует расширение воды при ее замерзании в центральной части ствола. Б.С. Чудинов подчеркивает значение так называемой внутренней сушки древесины при замораживании. Величина возникающей при этом усушки определяется степенью обезвоживания клеточных оболочек, зависящей от влажности и температуры древесины. Значение влажности древесины для образования морозных трещин подчеркивается в исследованиях Цинотти (Cinotti, 1987, 1989). А.К. Денисов (1966) объясняет предрасположенность дуба к образованию морозных трещин анизотропным строением древесины и наличием широких многорядных сердцевинных лучей. Выявлена зависимость предрасположенности к формированию морозных трещин от структуры ранней древесины и размеров (диаметра) сосудов ранней древесины заболони. Достоверно установлена высокая наследственная обусловленность этого явления (Kanowsky и др., 1991).

Повреждение деревьев морозными трещинами зависит от лесорастительных условий участка, полноты, структуры насаждений и индивидуальных особенностей деревьев. Степень поврежденности морозными трещинами возрастает с увеличением диаметра деревьев и уменьшается с увеличением полноты древостоя. Установлена закономерность, что воздействия экстремальных термических факторов сильнее проявляются в чистых изреженных древостоях дуба. Чем выше полнота и сложнее структура древостоя, тем меньше амплитуда температурных колебаний под пологом леса и тем меньше степень повреждения морозами.

Меры против возникновения морозных трещин и колец должны включать:

1) лесохозяйственные - увеличение полноты древостоя, формирование подлеска и второго яруса в древостое, смешанных насаждений дуба при создании лесных культур или рубках ухода;

2) селекционно-генетические - поиск и отбор отдельных деревьев без морозных трещин для сбора семян и создание соответствующей лесосеменной базы (селекция на иммунитет).

Возникновение морозных трещин и колец понижает жизнеспособность отдельных деревьев дуба и древостоя в целом. Кроме того, нарушая цельность древесины и изменяя форму ствола, они понижают сортность и выход деловой древесины. Морозные трещины являются одним из основных путей проникновения грибной и вирусной инфекции в деревья. Установлена положительная корреляция между наличием морозных трещин и возникновением грибных инфекций. Подмерзание почек и луба приводит к инициации развития водяных побегов на стволах и в кронах деревьев, которые составляют кормовую базу для развития листогрызущих насекомых, и значительно легче поражаются мучнистой росой. Вся цепь этих последовательных событий ведет к продолжению хронического прогрессирующего ослабления и гибели отдельных деревьев и древостоев дуба в целом.

Возрождение дубрав — задача для межрегионального сотрудничества

В. ЗАХАРОВ

В плане сохранения биологического разнообразия, остатки широколиственных лесов, несмотря на их незначительную площадь (менее 2% от всей лесопокрытой площади России), являются одними из наиболее ценных.

Анализ ситуации по регионам показывает, что в некоторых из них (например, в Татарии и Башкирии, т.е. на самом северо-востоке ареала), площадь дубовых насаждений только за последние 20 лет уменьшилась более чем на 30%. Такие показатели вполне сопоставимы со скоростью деградации тропических лесов, которая вызывает тревогу во всем мире.

Всего на территории Европы сохранилось около 10 млн. га дубовых лесов умеренного пояса, в том числе в России — 3,7 млн. га, Франции — 2,1 млн. га, Украины — 1,7 млн. га, Германии — 0,9 млн. га, Дании — 0,5 млн. га, Хорватии — 0,3 млн. га.

Площадь европейских широколиственных лесов с преобладанием дуба за историческое время вследствие деятельности человека сократилась в несколько раз, в основном за счет сельскохозяйственного освоения лесных земель. В центральной и южной части зоны широколиственных лесов необходимость целенаправленных работ по сохранению и восстановлению дубрав была осознана уже в конце XIX века. Истощение запасов высококачественной дубовой древесины при достаточной высокой продуктивности дубрав, вызвало большее внимание к выращиванию и восстановлению вырубаемых. Однако уже первые опыты показали, что это будет весьма сложным делом, и просто посадка желудей проблемы не решит. Создаваемые культуры массово гибли, надежды на естественное восстановление также часто не оправдывались.

Второй, еще более мощной причиной роста интереса к восстановлению дубовых лесов, стали все более частые, широкомасштабные и тяжелые засухи со следовавшим за ними голодом. Проведенные под руководством Докучаева исследования ясно показали, что эти, кажущиеся на первый взгляд стихийными, бедствия были связаны с широкомасштабным сведением лесов в лесостепной и степной зонах, и вызванными этим изменениями гидрологического режима и климата территории. Для проверки этого в Каменной степи были начаты работы по восстановлению лесов, которые сейчас, спустя 110 лет, на практике доказали правильность тех научных заключений и предложенных мер.

Однако на протяжении большей части XX века интересы лесозаготовок, несмотря на их очевидно истощительный характер, вышли на первый план. В итоге деградация еще сохранившихся дубрав продолжалась ускоренными темпами. Большая часть спелых и перестойных насаждений была вырублена и использована, часто самым варварским способом.

Лесное хозяйство смогло начать уделять большее внимание восстановлению лесов только в 50-е годы, когда большая часть естественных старовозрастных дубрав была вырублена. В это же время началась реализация так называемого «Сталинского плана преобразования природы» — создания лесных насаждений для борьбы с засухой. В его рамках были проведены значительные работы и по посадке дубрав.

В 2000 году Лесной кампанией МСоЭС была инициирована программа «Дубы Евразии», в качестве основных направлений которой можно выделить следующие:

1. Сохранение относительно малонарушенных участков широколиственных лесов путем включения их в особо охраняемые территории регионального и федерального значения и/или изменения системы лесохозяйственных мероприятий;

2. Реконструкция производных насаждений с целью выведения в первый ярус дуба и других широколиственных пород;

3. Создание насаждений с участием широколиственных пород на участках, не покрытых лесом земель.

Сама идея необходимости принятия срочных мер по спасению дубрав на настоящий момент объединила самые разные организации. Уже на настоящий момент потенциальное число участников программы составляет несколько десятков групп и организаций из России, Украины и Беларуси. Основная идея общей кампании — это объединение разрозненного опыта создания особо охраняемых территорий, практики лесохозяйственных и лесовосстановительных мероприятий, опыта по проведению информационных кампаний и привлечению школьников к практической работе.

За три года работы программы необходимость сохранения широколиственных лесов перестала восприниматься как экзотика в профессиональном сообществе, экологическом движении и средствах массовой информации.

В настоящее время, несмотря на принятые в постсоветских государствах государственные программы по сохранению и восстановлению лесов, главной действующей силой остаются школьные объединения: государственные структуры традиционно оправдываются недостатком средств, а для подавляющего большинства общественных природоохранных организаций развёртывание программ по лесовосстановлению и лесоразведению представляет серьёзную организационную задачу.

Для активизации общественной деятельности в этом направлении при участии Лесной кампании МсоЭС разработаны и предложены в качестве компонентой программы следующие мероприятия:

Международная лесная олимпиада — конкурс школьных исследовательских, практических и творческих работ, основными задачами которого являются пропаганда бережного отношения к широколиственным лесам и исчезающим видам растений и животных, выявление групп, активно заинтересованных в их сохранении, развитие исследовательских навыков у школьников и инвентаризация сохранившихся участков широколиственных лесов.

Движение «Возродим наш лес» — объединение заинтересованных лиц и организаций. В настоящее время развивается как Всероссийское Движение. На базе десяти общественных организаций организованы координационные центры. Для повышения эффективности природоохранной деятельности и, учитывая, что природные комплексы не имеют государственных границ, целесообразно развитие движения в международное.

Для методической поддержки участников программы издаются и распространяются руководства для желающих вырастить свой лес, свою дубраву и оказываются консультации по организации различных сезонных работ.

В настоящее время продолжается сбор сведений о реализуемых проектах, действиях, инициативных группах, налаживание обмена информацией, для чего используются существующие возможности Лесной кампании МСоЭС, в том числе интернет-сайты «Дубы Евразии» — oaks.forest.ru, «Возродим наш лес» — planting.forest.ru.