Японская модель

Японская модель “научных парков”, в отличие от американской, предполагает строительство совершенно новых городов — так называемых “технополисов”, сосредотачивающих научные исследования в передовых и пионерных отраслях и наукоемкое промышленное производство. Проект “Технополис” — проект создания технополисов — был принят к реализации в 1982 году.

В качестве создания “технополисов” избрано 19 зон равномерно разбросанных по четырем островам. Все “технополисы” должны удовлетворять следующим критериям:

• быть расположенным не далее, чем в 30 минутах езды от своих “городов-родителей” (с населением не менее 200 тысяч человек) и в пределах 1 дня езды от Токио, Нагои или Осаки;

• занимать площадь меньшую или равную 500 квадратным милям;

• иметь сбалансированный набор современных научно-промышленных комплексов, университетов и исследовательских институтов в сочетании с удобными для жизни районами, оснащенной культурной и рекреационной инфраструктурой;

• быть расположенными в живописных районах и гармонировать с местными традициями и природными условиями.

В 35 милях к северо-востоку от Токио расположен “город мозгов” — Цукуба. В нем живет 11500 человек, работающих в 50 государственных исследовательских институтах и 2 университетах. В Цукубе находятся 30 из 98 ведущих государственных исследовательских лабораторий Японии, что делает этот городок одним из крупнейших научных центров мира. В отличие от “технополисов”, главная цель которых — коммерциализация результатов научных изысканий, предполагающая специализацию на прикладных исследовательских работах, Цукуба — город фундаментальных исследований, и роль частного сектора в ней невелика.

Строительство “технополисов” финансируется на региональном уровне — за счет местных налогов и взносов корпораций. “Ядром” ряда “технополисов” (Хиросимы, Убе, Кагосимы) является строительство “научных городков” типа Цукубы. Некоторые довольствуются расширением научных и инженерных факультетов местных университетов. Большинство “технополисов” создают центры “пограничной технологии” — инкубаторы совместных исследований и венчурного бизнеса.

В США также встречаются технопарки, основанные на японской модели. Примером такого технопарка может выступать Каролинский технопарк. В штате Северная Каролина в 20-е годы сформировался Исследовательский Треугольник. Это сложная структура, базирующаяся, с одной стороны, на основе трех кампусных университетов, расположенных в трех соседних городках, часть территории которых и все свободное пространство между ними он арендует. С другой стороны — на целом ряде местных и транснациональных корпораций. Ряд таких, весьма известных в мире, корпораций с разрешения местных властей построили на свои деньги исследовательские корпуса и производственные цеха, сориентированные на новые технологии. Такое образование правильнее было бы относить не к технопаркам, а, скорее, к технополисам или наукополисам.

Это особого рода урбанизированная высокоинтеллектуальная среда, где общаются и обмениваются идеями (в столовой, на отдыхе, на прогулках и т.п.) специалисты совершенно различных областей. Именно в таком интеллектуальном "бульоне" чаще всего и рождаются совершенно неожиданные изобретения, навеянные рассказами коллег из других областей науки о своих проблемах. Благодаря этой особенности туда стараются внедриться даже не слишком успешные фирмы, находящиеся в застое или даже кризисе, особенно если это кризис — творческий. Они сидят там, не имея прибыли, а лишь поддерживая оборот. И стараются "поймать" какую-нибудь перспективную идею (для чего иногда привлекают специалистов у соседей или из университета — в технополисе это делается очень просто и быстро), которая может снова поднять фирму.

В технополисе есть свои правила — устав, которому подчиняются все. Этот технополис содержит несколько технопарков разного профиля и типа, а также ряд обучающих структур (технопарки самим обучением никогда не занимаются). Существуют специальные школы менеджеров (ученых и инженеров-исследователей там много, а менеджеров постоянно не хватает). Есть там даже довольно развитая инфраструктура, чего в обычных технопарках тоже не бывает, — транспортные, туристические агентства. Там есть даже своя полиция, которую не видно, но работает она великолепно (судя по статистическим данным о преступности).

Технополис находится в глухой провинции, вдалеке от крупных центров. Но живущие и работающие там люди связаны с внешним миром собственным международным аэропортом и могут в любой момент посетить любую ведущую компанию мира. В связи с притоком в технополис очень престижных и высокооплачиваемых специалистов там создаются высочайшего уровня рекреационные условия.

Многие считают, что это ранее богом забытое место, благодаря усилиям талантливых менеджеров из администрации технополиса и поддержке местных властей, стало одним из лучших мест в США как для работы, так и для отдыха. Так что получить возможность в этом мощном интеллектуальном центре доводить до совершенства свои разработки даже для известных фирм дело почетное, престижное и крайне выгодное. Они строят там не только исследовательские лаборатории, но иногда даже и производственные цеха, где делают пробные серии. Массовое производство обычно теперь переносится в другие города и штаты, ориентированные на мощную индустрию, или вообще за границу — в страны с дешевой рабочей силой.

В России такого рода технополис в ближайшее время вряд ли удастся создать, хотя это крайне необходимо ввиду застоя в нашей высокотехнологичной промышленности, с одной стороны, и наличия мощного научного потенциала и большого количества стоящих научных идей — с другой. Дело в том, что не получится работоспособное объединение ведущих ВУЗов, без чего создать инновационный комплекс невозможно. Ибо эффективным он может быть лишь тогда, когда контролируется несколькими учредителями, причем не только научными, но и производственными, чтобы все шары не летели в одну лузу. Наши ВУЗы до сих пор разделяются еще очень сильными ведомственными барьерами — этими неприятными рудиментами прошлого. Например, если недалеко от университета расположен академический институт, то они редко готовы объединять усилия в трудные времена — каждый у нас предпочитает выживать в одиночку. Вот и получается, что на заводе, в соседнем ВУЗе и в университете есть люди и лаборатории, занимающиеся сходными вещами. Но они не интегрируются, инвестиций ни в одной из организаций нет, люди получают гроши, и работа стоит.

А можно было бы, как в Северной Каролине, эти профильные лаборатории объединить в один технопарк или инновационный комплекс. При этом можно было бы сильно сэкономить на инфраструктуре (управление, телекоммуникации, юридическая защита, инженерные и информационные службы и т.п.), которая была бы одна на всех. А сбереженные суммы пустить на зарплаты ученым, которые доводили бы до опытных образцов перспективные разработки, скопившиеся в академических, отраслевых институтах и заводских лабораториях.

Колхоза, конечно, создавать не надо. Люди должны понять, что при разумном объединении ресурсов и интересов во имя большей эффективности выиграют все. При объединении усилий отраслевого института и ВУЗа неразумно сохранять прикладные лаборатории в ВУЗе — при ориентации исследований на практический выход такие лаборатории должны находиться в отраслевой структуре.

В наших нынешних условиях все это можно сделать только если инициативу проявят местные власти. На примере создания в Петербурге зон экономического развития ("субзон"), в которые уже вовлечены десятки предприятий, видно, что с помощью властей можно добиться реализации весьма широкомасштабных проектов. И пока, к сожалению, только в том случае, когда власти соглашаются это делать. Без их поддержки изолированные организации поднять такое начинание не в состоянии.