О решении проблем сельского хозяйства

Статью с таким заголовком прислал Тарханов Олег Владимирович, кандидат технических наук, академик Международной Инженерной Академии, научный руководитель межведомственной лаборатории УГАТУ, директор и главный конструктор Башкирского научно-инженерного центра по технологии переработки органики, e-mail: gelo-t@yandex.ru. Материал публикуется на сайте с разрешения автора.

По данным Росстата, поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий на конец ноября 2010 года составило 20,5 млн голов, сократившись на 3,3 % по сравнению с показателем 2009 года. При этом, поголовье коров сократилось на 2,1 % — до 8,8 млн голов, поголовье свиней на 1,2 % — до 18 млн голов, поголовье овец и коз на 3,1 % — до 22,4 млн. голов. Эта тенденция свидетельствует о том, что кризис в сельском хозяйстве продолжается и сокращения производства продовольствия и роста его цены не избежать.

Тяжёлое положение в аграрной сфере отмечено академиком Л.И. Абалкиным (Аграрная трагедия России // «Вопросы экономики». 2009. N 9), который предложил срочно «пересмотреть базовые основы аграрной политики» и «приступить к осуществлению долгосрочной стратегии, рассчитанной как минимум на 20 лет».

Однако известно, что любая политика и стратегия правительства в любой сфере деятельности во все времена опиралась и должна опираться на рекомендации науки (на науку). Следовательно, при смене «базовых основ» и выработке новой стратегии необходимо доказать, что ранее принятые научные основы неверны, и им на смену пришли новые. К сожалению, в упомянутой статье нет подобного материала. В результате рекомендация о двадцатилетней стратегии приобретает форму пожелания на мотив русской народной сказки: «Поди туда, …куда, сделай то, …, что».

Тем не менее, государственные деятели современной России не пренебрегают общением с учёными с целью принятия на вооружение конкретных и научно-обоснованных рекомендаций. Об этом свидетельствует недавняя встреча в Совете Федерации. На этой встрече, после обмена мнениями, Председатель Совета Федерации С.М. Миронов отметил, что «Аграрная наука должна стать ближе к земле» (. Сухопаров А. Модернизация села. Без науки не обойтись // «Российская Федерация сегодня», № 5, март 2010).

Это многозначное пожелание свидетельствует о том, что рекомендации учёных руководством страны не отвергаются.

Следовательно, возникает вопрос: «Почему рекомендации учёных, положенных в основу перестройки и реформирования сельского хозяйства, не приводят в течение двадцатилетнего периода к положительным маломальским сдвигам в области аграрного производства?».

При поиске ответов на поставленный вопрос можно предположить о недостаточности знаний и возможных научных заблуждениях, которые мешают и созданию приемлемой теории, и разработке рекомендаций по правильному ведению сельского хозяйства. Рассуждения на этом пути, применительно к аграрному производству, начнём с бесспорнобазового понятия «основное средство производства».

Известно, что в экономике основным средством производства считается такое средство, стоимость которого в процессе производства переносится по частям на стоимость получаемого продукта. В сельском хозяйстве таким обобщённым продуктом является урожай сельскохозяйственных культур (в условных зерновых единицах). Одновременно, главным основным средством производства в сельском хозяйстве (по учебникам и энциклопедиям разных эпох и формаций), является земля. Однако ни в одной из экономик прошлого и настоящего невозможно отыскать действия по амортизационным отчислениям, касающимся земли. Наоборот, считается, что земля (как у феодалов, так и у капиталистов с коммунистами) – это дар природы, который либо принадлежит частному лицу, либо всем. Но если это дар, то у дара, как известно, нет стоимости. А раз нет стоимости, то нет и переноса этой стоимости. А дальше – примитивная логика: то, что не изнашивается – основным средством являться не может.

Однако, с другой стороны, известно, что с течением времени урожайность на данном участке земли падает, хотя затраты на пахоту, сев и уборку не изменяются. Стало быть, в сельском хозяйстве что-то все-таки изнашивается. А раз это «что-то» изнашивается, то нет никаких препятствий для обозначения этого «что-то» в виде реального ГЛАВНОГО ОСНОВНОГО СРЕДСТВА в сельском хозяйстве, ибо без этого «что-то» урожай получить невозможно. Как оказалось, во все времена (от царя Хаммурапи и до наших дней) этим «что-то» в виде основного средства производства в сельском хозяйстве являлось и является ПОЧВЕННОЕ ПЛОДОРОДИЕ. Следовательно, отнесение земли к основным средствампроизводства является первым и весьма существенным заблуждением теоретической экономии.

Известно, что уже в классической (буржуазной) экономии было принято положение, по которому считалось, что любой товар как меновая стоимость определяется трудом. Однако сомнение в правильности этого положения порождено самим Марксом в третьем томе «Капитала», где Маркс в качестве источника шеффеля зерна (потребительная стоимость) указывает не только на труд, но и на некое понятие «производительность земли». Дополнительные исследования этого вопроса показали, что потребительные стоимости, производимые, в частности, в сельском хозяйстве, определяются произведением различных факторов. Этими факторами являются: фактор труда (всесторонне исследован Марксом), фактор средств производства (почвенного плодородия), фактор влаги, фактор фотосинтеза и прочее. Следовательно, вторым заблуждением теоретической экономии является положение о том, что потребительные стоимости определяются трудом.

Известно, что в сельском хозяйстве и науке почвоведение принято считать, что почвенное плодородие определяется наличием гумуса. Это положение нашло отражение во всех учебниках сельскохозяйственного профиля. Именно благодаря этому положению в сельском хозяйстве получили широкое распространение технологии повышения плодородия за счёт внесения так называемых компостов. Мало того, компост вошёл в практику мирового огородного хозяйства. На самом же деле, почвенное плодородие определяется не гумусом, а переработкой органического вещества организмами почвы. Подтверждается это и многовековой практикой сельского хозяйства в зоне экватора Земли, где в почвах гумус практически отсутствует. Следовательно, положение о том, что почвенное плодородие определяется гумусом – является третьим заблуждением науки о почве.

Известно, что, начиная с 1840 года, в сельскохозяйственной науке считается, что питание растений осуществляется по теории минерального питания Либиха. Это положение привело к использованию в сельском хозяйстве гигантских количеств искусственных минеральных солей. В результате, в сельском хозяйстве год от года растут дозы удобрений. Но растущие дозы минеральных солей не только приводят к гибели почвенных организмов, но и к подкислению почв. Как следствие, аграрными учёными для борьбы с подкислением предложено использовать кальций содержащие вещества. Однако излишние количества в почве солей кальция приводят к повышенному употреблению растениями этих веществ и преждевременному старению, что негативно сказывается на урожайности.

Следовательно, теория минерального питания растений и практика применения минеральных удобрений является четвертым заблуждением науки.

В практической экологии и экономике сельского хозяйства считается, что навоз, помёт и осадки сточных вод городов являются опасными отходами. В результате, учеными и инженерами различных отраслей знания и производства предложены сотни технологий утилизации навоза, помёта и осадков сточных в «полезные» для мирового народного хозяйства биогаз, синтез газ, жидкое и твердое топливо. Но в эти продукты переходит не что иное, как органическое вещество, являющееся в природе естественным кормом биоты почвы. При переработке навоза и помёта в «полезные» для народа продукты почвенное плодородие сельскохозяйственных угодий сводится к нулю. Объясняется это тем, что именно в навоз переходит не менее 90 % урожая предыдущего года. В результате, рано или поздно, будет снижаться и получение навоза, и производство пищи. Следовательно, отнесение навоза, помета и органических осадков сточных вод к отходам является пятым заблуждением науки.

Известно, что развитие сельскохозяйственного производства всего мира шло по линии укрупнения производства. Эта тенденция получила своё развитие и при капитализме, что нашло своё отражение в экономической теории и практике. Так известно, что в современной Америке (США) «группа фермерских хозяйств с доходами менее 100 тыс. долл. имеет 46,8 % земли и дает 14,8 % валового производства. С одного гектара здесь получено 158,1 долл. продукции. Группа самых крупных хозяйств имеет 29,8 % земли, а производит 67,5 % всей продукции и получает с 1 га в 7,2 раза больше, чем хозяйства первой группы».

Вполне понятно, что тенденция укрупнения хозяйств должна была бы получить своё логическое завершение при социализме нигде иначе, как в первой стране социализма. Однако именно в этой же первой стране социализма, после объявления окончательного построения социализма, при полном попустительстве экономической науки начали «развивать» сельское хозяйство путём работы крупных хозяйств на… личные подсобные хозяйства ЛПХ. Эта же тенденция получила своё дальнейшее развитие и в современной капиталистической России при том же самом участии современной экономической мысли. И всё это – в полном противоречии со здравым смыслом, мировыми тенденциями и ничтожными экономическими показателями работы ЛПХ.

Следовательно, опора на ЛПХ – есть шестое заблуждение, воплощаемое в практику правительством с подачи отечественной экономической мысли, остановившей своё развитие во времена выработки реформ Н.С. Хрущева и окончательно потерявшей вкус к научным изысканиям после выработки рекомендаций по реформам девяностых годов.

При наличии столь очевидных ГЛАВНЫХ шести заблуждений, принятых в виде истин, как в мировой, так и в отечественной науке, рекомендация правительству принять меры по выводу сельского хозяйства из затяжного кризиса – является достаточно некорректной и противоречащей не только науке ЛОГИКА, но и здравому смыслу.

Другое дело, что отмеченные заблуждения вошли в плоть и кровь современных наук о сельском хозяйстве. Следование этим заблуждениям на практике привело к тяжёлому кризису, как в мировом, так и в отечественном сельском хозяйстве. Этот кризис усугубляется теорией и практикой денежного управления сельским хозяйством, в результате которого сельские производители становятся должниками банков. Прямым результатом такого управления во все времена является разорение казны государства.

Именно поэтому, избавление от этих заблуждений не представляется безболезненным. Дело усугубляется и тем, что в течение последних двадцати лет наука в России фактически была поставлена в положение выживания. Её кадры были озадачены не проведением в России научных изысканий, а примитивным поиском путей выживания за счёт лекций на устаревших основаниях. Как результат – вместо науки разработкой рекомендаций занялись политические партии, общественные деятели и журналисты. А из высших учебных заведений стали выходить молодые специалисты, пропитанные старыми догмами, так как дух изысканий покинул учебные заведения. Экономическая неразбериха усугубляется с каждым днём и тем фактом, что принципы демократии (толерантность, права человека на свободу мнений) в купе с весьма опасным для развития науки доминированием постаревших на двадцать лет научных школ перенесены на поле добычи знаний. Оказалось, что указанные заблуждения (каждое по отдельности и все вместе) явились причиной нарушения в сельском хозяйстве, как природной экологической системе, закона круговорота органического вещества. По этому закону в природе вся синтезируемая в растениях масса органического вещества участвует ЕЖЕГОДНО в воспроизводстве почвенного плодородия и синтезе очередного урожая растительности. В сельском же хозяйстве УРОЖАЙ ежегодно на 90 % переводится в навоз, ошибочно относимый к отходам. В последующем, перегнившие остатки навоза (органическое вещество сгорает) уже не могут быть использованы для кормления биоты почв. В результате, главное средство производства сельского хозяйства (почвенное плодородие) вместо естественного воспроизводства, ежегодно подвергается монетаристско-технологическому разрушению. Отсюда – рост числа голодающих в мире из-за гигантских ущербов производству пищи, и казне государства.

Эту проблему, отягчаемую гигантскими количествами навоза (помёта), скапливаемого на задворках личного подсобного хозяйства, сельское хозяйство САМОСТОЯТЕЛЬНО решить не может. Оно лишь может обозначить эту проблему, чему также мешают застарелые догмы, отложенные в головах управленцев за период учёбы в высших учебных заведениях. Решить эту проблему может лишь наука при наличии управленческих решений правительства.

Однако для реализации найденных решений, ввиду их полного противоречия с выявленными заблуждениями и кажущейся простотой решения при наличии «передового опыта» отдельных хозяйств и организованных в коллективы апологетов устаревших знаний, необходимы чёткие и разумные действия управленцев. Как показывает исторический опыт, заблуждения, возведенные в ранг истин и защищаемые сложившимися школами, имеют свойство долгого и усердного сопротивления новому знанию. Ведь не секрет, что наибольшими талантами выставлять управленцев в качестве «козлов» и «козлов отпущения» за якобы допущенные промахи в управлении обществами, обладают именно представители науки. Так было всегда. И это не случайно – конкурентная борьба творческих людей много изощреннее людей менее одарённых. Надежду на сравнительно спокойное решение проблем сельского хозяйства вселяет лишь тот факт, что от решения этих проблем зависит судьба не только учёных, но и их детей, внуков и остальных сограждан, включая членов правительства.

Вместе с тем вполне ясно, что не дело правительства заменять научные изыскания политическими решениями. В этом смысле трудно не согласиться с мнением академика Л.И. Абалкина о том, что «…власти должны советоваться с учёными, а не с олигархами»

(см. «Академик Леонид Абалкин: «Страну можно поставить на ноги»», «АИФ» №50, 15.12.10).

Но и принимать решения на базе устаревших знаний, представляемых «олигархами от науки», как это многократно подтверждено практикой деградации мирового и отечественного сельского хозяйства – вряд ли будет рациональным. В то же время, без ясного признания наукой приведенных положений в качестве заблуждений – любые действия правительства будут прямиком отнесены к разряду волюнтаристских и не приведут к должным положительным результатам.

Поэтому, после обозначения сельским хозяйством указанной проблемы, правительство может, в лучшем случае, лишь содействовать проведению дискуссий между учёными – носителями старых и новых знаний. На период проведения дискуссий представители правительства в лице советников могут лишь принять участие в дискуссиях. Это позволит глубже понять природу кризиса и осознать пути выхода из него.

Автор Тарханов О.В.

09.01.11