ГлавнаяОдеждаСамоцветыСъедобные камни

Съедобные камни

Можно ли есть камни? Конечно, существуют камни, годные в пищу, — это поваренная или каменная соль, селитра, магнезиальная и глауберова соли и другие.

Очень многие соли мы или принимаем вместе с пищей или чаще всего пользуемся ими в виде различного рода лекарств, даже не задумываясь об их происхождении. Однако число съедобных камней этим не ограничивается и можно привести много поразительных случаев, когда люди питались камнями или когда в целях наживы к продуктам примешивали разные минералы.

Подделка пищевых продуктов минеральными веществами - довольно распространённое явление. Еще в средние века минеральные вещества подмешивали к муке или хлебу, чтобы увеличить вес. В муку прибавляли различные минеральные вещества белого цвета, рыхлого землистого строения или размолотые в порошок: барит, мел, гипс, магнезит, глина, песок и т. д.

Барит, тяжелый шпат, очень легко размалывается в муку, он дешев и тяжел, и поэтому его часто подмешивали к разным товарам, которые продаются на вес, особенно к пшеничной муке. Одно время в Германии, например, фальсификация муки достигла таких размеров, что с целью борьбы даже запретили добычу барита.


Прозрачные кристаллы барита используют в оптических приборах. Применяют для защиты от рентгеновских лучей, для покрытий и изоляции в химических производствах (благодаря химической стойкости, в частности по отношению к серной кислоте). Служит сырьём для производства бариевых солей, бариевых белил, эмали, глазури; наполнитель при изготовлении резины, клеёнки, линолеума, бумаги.
Широко применяется в качестве вещества, повышающего плотность буровых растворов.

В погоне за прибылью торговцы часто примешивали мел, известь, магнезию в молоко и сметану; в коровье масло прибавляли квасцы, соль, глину, мел, гипс. В сыр клали те же вещества — гипс, мел и барит; какао и шоколад иногда содержали примеси железной охры, барита, песка. В мед подмешивали глину, мел, гипс, песок, тальк, барит. В кондитерские изделия прибавляли гипс, барит, тальк, глину; в сахар — гипс, мел, барит.

Всё же минеральные примеси, даже если они и безвредны для здоровья человека, плохи тем, что они не питательны.

История сохранила память о случаях землеядения в прежние времена в различных странах.

Удивительно, но оказывается, что во многих местах земного шара есть любители поедать горные породы, и некоторые породы для них даже являются своеобразным лакомством.

Например, в экваториальной Америке, в Колумбии, Гвиане и Венесуэле имеются целые племена геофагов-любителей, которые едят землю, хотя они совсем не страдают от отсутствия других пищевых веществ.

Негры из Сенегала у себя на родине едят зеленоватую глину из-за ее приятного вкуса. Переехавшие в Америку негры и здесь стараются отыскать подобные же породы.

Папуасы из района Гумбольдтова залива употребляют в пищу некоторые горные породы.

Землеядение оказалось обычным явлением в Иране, где даже в обычное урожайное время на базарах, наряду со всевозможными пищевыми продуктами, продаются также съедобные горные породы: глина из Магаллата и глина из Гивеха. Глина из Магаллата представляет собою белую, жирную на ощупь, прилипающую к языку массу, которую жители особенно охотно употребляют в пищу.

Пример такого применения горных пород мы находим в старое время в Италии, где было очень распространено приготовление кушанья, называвшегося алика, — оно состоит из смеси пшеницы и нежного мергеля, добываемого в Неаполитанском районе и придающего белый цвет и мягкость этому кушанью.


Каолин
- тонкая белая глина, используемая при производстве фарфора.

В Сибири, в районе Охотска, у живших здесь народов раньше существовало особое кушанье, в которое прибавлялась глина. По описанию известного путешественника конца XVIII века Лаксмана, это кушанье приготовлялось из смеси каолина и оленьего молока. Оно считалось особым лакомством, и им угощали знатных путешественников.

Мы видим из этих примеров, что камни очень часто съедобны; а вот уж насколько они питательны — это другой вопрос; но несомненно, что многие из них по своей пластичности и мягкости очень приятны и улучшают вкус некоторых пищевых веществ; а другие служат полезным лекарством.

По материалам книги:

Александр Евгеньевич Ферсман, Занимательная минералогия.

Александр Евгеньевич Ферсман

Россия, 27 (8).10 (11).1883-20.5.1945

Советский геохимик и минералог, академик АН СССР (1919). Ученик и друг В. И. Вернадского.

Был пропагандистом и популяризатором науки. О себе он говорил, что его жизнь - это история любви к камню. Отец учёного был сыном генерала-артиллериста, учился в Академии генерального штаба, после чего был назначен сначала в Крым, а затем военным атташе в Грецию.

В Крыму шестилетний мальчик впервые заинтересовался камнем. Успешная учёба, поездки за границу, исследовательская работа сделали его знатоком драгоценных камней. С 1912 стал выходить научно-популярный журнал "Природа", в работе которого принимал участие Ферсман А.Е.

В 1919 избран академиком. В 1920-е экспедиции под руководством Ферсмана А.Е. на Кольский полуостров привели к открытию залежей апатитов и никелевых руд. Ферсман широко известен как автор популярных книг и статей ("Воспоминания о камне", "Занимательная минералогия", "Занимательная геохимия" и др.). Премия им. В. И. Ленина (1929), Гос. премия СССР (1942), палладиевая медаль им. Волластона (1943) Лондонского геологического общества. Награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Именем Ферсмана названы минералы: ферсмит — титано-ниобиевый окисел и фереманит — титано-ниобиевый силикат.

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.