Икебана в Японии

С большим искусством и вкусом украшаются японцами их дом, жилище, место работы и отдыха. В Японии есть слово «икэбана». Самый элементарный толковый словарь языка дает следующее пояснение: « Икэбана – искусство ставить цветы и ветки в сосуды для цветов».

Особое умение состоит в том, чтобы найти верное место для цветов и декоративных растений, подобрать неповторяющееся сочетание оттенков и рисунков различных цветов, выбрать соответствующую вазу или цветочницу. Это скорее не вазы и цветочницы, а сосуды для цветов». Это может быть бронзовая чаша, вся орнаментированная, на резной, фигурной деревянной подставке; может быть медный – различной формы — кувшин или треножный сосуд; может быть срезанное коленце бамбука, полое внутри, но с перемычкой, что дает возможность наливать в него воду, может быть плетенка, корзиночка – разных форм, из тонких пластинок бамбука, из пропитанным темным составом лент из дерева. И реже всего — стеклянная ваза … Впрочем. Теперь в Японии можно иногда встретить вазы из пластмассы … Впрочем, как не без горечи замечают японцы падению вкуса вообще предела не бывает.

В области искусства декорирования живыми цветами существуют определенные художественные принципы, своеобразная эстетика, нормы прекрасного. Оно имеет свои школы и течения, весьма отличающиеся друг от друга своими принципами и приемами. Знающий тайны этого искусства, тотчас, припри первом же взгляде на то, как поставлены цветы и ветки, скажет, к какой школе или направлению относится автор этого украшения. Цветы и растения располагаются в определенном обрамлении и окружении. Чаще всего цветы можно встретить по одному — два в вазе, а не в виде больших букетов. Тем более редко встречаются букеты цветов на столе или в залах. Японцы считают, что один или два живых цветка на оригинальных стеблях с листьями, в соответствующей обстановке, с эстетической точки зрения могут выражать больше, чем несколько или даже целый букет цветов. Вообще эти соединения цветов и веток, а нередко только веток, далеки от наших букетов. И по виду, и по идее,, и по функциям в быту, в жизни человека. Характерно, что каждый цветок или веточка, на взгляд японцев, должны иметь определенное значение. Здесь целая философия. Часто, например, высокая веточка означает небосвод, средняя – человека, а самая низкая – землю.

Такое соединение трех веток или одну ветку с особо расположенными отростками именуют «триадой»: «небо, земля, человек», имеющей свои глубокие корни в духовной жизни народа, в его культуре, в его философии. Эта знаменитая триада восходит к древнейшей сокровищнице мысли, канону «Ицзин» – « Книге перемен», самому удивительному трактату китайской древности. Именно в этом трактате, эта триада получает свое наиболее полное толкование: « Небо –вверху, земля – внизу, между ними человек» три начала бытия, три его ипостаси, три мира, три сферы жизниравноценные, равнозначные. Они в вечном единстве, и в тоже время каждый из них – сам по себе. Они не раздельны и в тоже время – неслиянны. Вот о чем говорит эта незатейливая ветка, если отростки на ней расположены так, как нужно, осмысленно. Возникновение первоначального текста «Ицзина», как об этом свидетельствуют научные источники, восходит к 11 – 7 векам до н. э.. Ее основные положения складывались на опыте древних прорицателей. В процессе своего формирования «Книга перемен», отобразившая систему взглядов, определенное мировоззрение своей эпохи, обрастала многочисленными комментариями и толкованиями, приобретала философское и культурное значение, а затем превратилась в конфуцианский канон этико–политического и культурного характера. «Книга перемен» породила огромную литературу с множеством различных точек зрения на этот памятник, пленяющий своей мудростью и загадочностью.

Иногда цветы выставляются на изящной подставке на фоне стены определенного цвета. Нередко также можно увидеть живые цветы и декоративные растения рядом с предметами старины, произведениями искусства и ремесла, каллиграфическими свитками или художественными панно, расписными экранами. Характерно, что эти предметы, которые высоко ценятся и почитаются в Японии, как правило бывают небольших размеров и отличаются филигранной тонкостью, художественностью мастерства. Миниатюрностьхарактерная черта эстетического вкуса японцев. Собственно не столько, быть может, миниатюрность как таковая, а то что скрывается, содержится в ней: стремление к предельной экономности формы при полноте образа, всех его деталей. Несомненно, что искусство применения живых цветов в декоративных целях, как и каллиграфическая живопись, образы национального зодчества, имеет определенное воздействие на духовную и культурную жизнь японского народа, обогащая и облагораживая эстетический вкус человека, воспитывая в нем любовь к истинной красоте искусства, расширяя возможности его любования прекрасным в жизни и искусстве, в многообразных формах его проявления.