Меховщики

Под "хорошими" Ирина Крутикова имеет в виду в первую очередь "Русский мех" и Александра Подольского лично. На конкурсах меховщиков он традиционно забирает все награды, вот и в конце октября в третий раз получил главный приз на конкурсе "Золотой скорняжный нож". "В его коллекции 'Белые ночи' из черного и белого каракуля - фантастические по сложности и тщательности скорняжные работы, - объясняет Крутикова. - Для рисунка 'гусиная лапка' мех не красился, а отдельные шкурки сшивались в соответствии со строгим расчетом, рисунок сохранялся при том, что пальто приталено. Подобрать мех, чтобы он совпадал по волосу и завитку, - о такой работе сегодня, к сожалению, многие забыли. Сейчас в одежде вообще и в мехе в частности превалирует некоторая небрежность, и все внимание уделяется внешнему эффектному оформлению, а не скорняжному мастерству. Поэтому меня так радуют работы Подольского".

Сам Александр Подольский очень здраво считает, что меховые изделия, эксклюзивные они или нет, в любом случае должны носиться. Создавая авторские коллекции, он прекрасно понимает, что основной доход "Русский мех" получает от продажи совсем других - поточных - изделий. Он объясняет, что есть конкурсные коллекции, есть имиджевые, а есть торговые, которые интерпретируются "под покупателя". На вопрос, зачем же усложнять себе жизнь созданием имиджевых вещей, Александр отвечает: "Если их не делать, года через два-три сюда никто не придет: развивается конкуренция. У нас колоссальное предприятие, и за последние три года мы очень выросли. Если раньше нашими клиентами были женщины тpидцати-пятидесяти лет, которые покупали шубу в магазине, чтобы не попасть впросак на рынке, то сейчас мы делаем меха для более молодых и богатых. А что касается коллекций для показов, то прошлая была продана на восемьдесят пpоцентов - это очень много для непромышленных моделей. Цены на такие изделия формируются, конечно, особенным образом. Самое дорогое пальто из каракуля (черная и белая свакара) стоит сто восемьдесят тысяч рублей". Цены на рядовые модели "Русского меха" примерно таковы: пальто из соболя - 650 тыс. руб., полупальто - 150 тыс. руб., пальто из коричневой норки - 80-116 тыс. руб., из сапфировой - 96-130 тыс. руб., пальто из черного каракуля - 50-80 тыс. руб.

Дом моды Exclusive-M занят эксклюзивным производством - меховым haute couture и pret-a-porter de luxe. Это не значит, что любая вещь отшивается в единственном экземпляре, но в любом случае их не больше тpех-четыpех. Изготовлением одного изделия заняты пять-шесть человек: скорняк кроит изделие, подбирает мех правильных оттенков, создает будущий "монолит"; правщик расстанавливает шкурки, поправляет огрехи; мотористка cшивает шкурки; портной отвечает за конечную стадию работы, он "собирает" изделие - присоединяет к нему рукава, воротник, борта. Сначала в Доме моды придумывают коллекцию, а потом подбирают шкурки и заказывают их обработку. Этот процесс начинается за год до создания реальных вещей.

В Exclusive-M считают, что в меховой отрасли самая важная вещь - качественное сырье, как в ювелирных украшениях, потому что сама по себе меховая мода меняется не так часто. Хотя здесь есть модели, отделанные драгоценными камнями и кристаллами Swarowski - впрочем, их создатели уверяют, что это лишь подчеркивает дороговизну основного материала. "Тенденции прошлого, этого и следующего года - 'роскошь в роскоши', - считает Артем Хачатуров. Поэтому он в основном работает сейчас с соболем, рысью, горностаем, с норкой и свакарой, но не включает в список предпочтений шиншиллу. Цены на меховые пальто начинаются от пяти тысяч, "но это лучшее качество", - заверяют в Доме.

Ирина Крутикова сегодня занимается тем, что разрабатывает дизайн меховых изделий для фабричного массового производства. Она работает со многими российским фабриками, от таких известных, как "Мелита" и "Отрада", до совсем небольших, постоянно ездит по стране и осуществляет на фабриках "авторский надзор" за внедрением моделей. Кроме того, ежегодно она создает собственные коллекции и продает вещи с показа. Модели Дома моды "Ирина Крутикова" продает немецкая марка Rosenberg & Lenhart - сейчас, например, в московском салоне R&L продается крутиковский каракуль, серый и черный, цены - от коротенького пальто за 98 тыс. руб. и за 142 тыс. по колено примерно до 170 тыс. руб. Отвечая на вопрос, что же сегодня в моде, Крутикова советует менять дополнения - воротники или капюшоны - и говорит, что сама делает модели в расчете на тpи-четыpе года, снабжая их съемными воротниками. "Сегодня носят пальто приталенные или прямые, как стаканчики, но я уже в этом году предлагаю модели с небольшими фалдами, - говорит она. - Ожидается наступление более женственной моды. Возвращаются шестидесятые - Х-образный силуэт с узкой талией и широкой юбкой. И, кроме того, все меховщики тоскуют по 'роспуску'. Это шубы из норки, в которых шкурка разрезана на полоски по тpи миллиметpа шириной, а потом сшита снова, за счет чего сохраняется рисунок и топография шкурки, но она становится более узкой и более длинной, мягко ложится сверху донизу. Цена такого изделия выше - за счет дополнительного труда и расхода меха".