В путь - по Тибету

С нами отправились четыре тибетца: три водителя и "гид". Последнее слово в кавычках, потому что этот молодой человек не только ни разу не ездил по намеченному маршруту, но и не имел ни малейшего опыта путешествий. Тем не менее его присутствие было обязательным условием при получении разрешений. С водителем джипа повезло немного больше. Дензину неоднократно приходилось ездить до городка Али как по северной, так и по южной дороге, однако он привык двигаться без остановок от поселка до поселка, поэтому всегда с неохотой уступал нашим просьбам притормозить, чтобы сфотографировать понравившийся пейзаж.

Первые два дня от Лхасы до Лхадзе мы ехали по густонаселенным земледельческим районам долины р.Цангпо (Брахмапутры). Было время уборки урожая. Все делалось неспеша, при помощи быков, лошадей и ослов. Не торопиться людям позволяла погода: стояли теплые солнечные дни без капли дождя. В Тибете самый высокий предел горного земледелия на земном шаре. Пржевальский ссылается на показания Наина Синга, который видел в 1873 г. посевы ячменя на абсолютной высоте 4633 м (Пржевальский Н.М. Из Зайсана через Халш в Тибет и на верховье Желтой реки. Третье путешествие в Центральную Азию 1879-1880 гг. М., 1948).

Стадо яков (слева)

Пос.Лхадзе запомнился нам огромным количеством удодов (Upupa epops), летящих в Индию, и желтыми тополями. После Лхадзе в течение многих дней нам не суждено было видеть ни одного дерева. Первое время еще встречался можжевельник (Juniperus squamata), растущий кругами и пятнами по склонам гор, но потом исчез и он. За поселком дорога раздваивалась: одна шла на юг, в Непал, и по ней устремлялось большинство туристов, а вторая — на северо-запад, в Трансгималаи. Мы свернули на северную дорогу, и вскоре земледельческие районы остались позади. За селением Каика начались земли кочевников-скотоводов, зимой и летом живущих в черных палатках из ячьей шерсти. На пути встречались стада яков, спускающихся с высокогорных летних пастбищ на зимовку в долины.

К седлу одного из яков по древнему обычаю были прикреплены ветки с привязанными к ним разноцветными молитвенными флажками. Тибетцы верят, что ветер, раздувая флажки, возносит написанные на них молитвы к небесам. Эти молитвы должны защищать их во время долгих и трудных переходов.

Эндемик Тибета — шерстистый заяц (справа)

Постепенно стали появляться и дикие животные: пищуха (Ochotona sp.), гималайский сурок (Marmota himalayana) и эндемик Тибета — шерстистый заяц (Lepus oiostolus).

По мере того как дорога поднималась все выше в горы, менялась и погода. Когда была преодолена четырехтысячная отметка, дневная температура упала до +10°С, задул холодный, пронизывающий до костей ветер, начались дожди.

Первая долгожданная встреча с киангами произошла на четвертый день пути за пос.Сангсанг, в обширной межгорной долине, где берет начало один из притоков Брахмапутры — р.Рака Цангпо. На краю долины, большая часть которой была занята кочкарниковым болотом, мы с помощью бинокля разглядели группу из пяти киангов. Недалеко от них паслись тибетские газели (Procapra picticaudata). А вблизи нас, с опаской поглядывая на остановившуюся машину и готовясь в любую минуту улететь, стояла пара черношеих журавлей (Grus nigricollis) с двумя, уже подросшими, птенцами.

В дальнейшем вместе с киангами мы неоднократно встречали тибетских газелей. Эти небольшие грациозные животные, с высотой в холке около 60 см и длиной от головы до хвоста чуть больше метра, очень оживляли пустынный пейзаж. У них приятная палевая окраска с характерным белым "зеркалом", охватывающим почти всю заднюю часть тела. На "зеркале" четко виден черный короткий хвост. Самцов легко отличить от самок по загнутым назад небольшим (длиной около 30—35 см) рожкам. Тибетское название газелей — гоа. Общаясь с аборигенами по дороге, мы выучили и другие местные названия животных: лиса — амо, тарбаган — чибей, снежный барс — ришим, волк — чангу, заяц — жигон, журавль — чунгджу, голубой баран — на, дикая коза — ла, архар — нен, рысь — и, медведь — том.