• Между раем и адом

    Между пос.Хор и перевалом Маиум Ла, в широкой богатой озерами и родниками долине мы, наконец-то, увидели изобилие копытных, сравнимое с описанным путешественниками прошлого века, хотя разнообразие и ограничивалось всего двумя видами. На территории длиной около 70 км собралось более 600 киангов и 200 газелей гоа. Наше появление вызвало настоящий переполох. Ближайшие к дороге группы киангов помчались галопом, будто соревнуясь в скорости с грузовиком и с джипом.

  • Край непуганых зверей

    Мы продолжили свой маршрут, который теперь лежал к священному оз. Манасарова, и вскоре остановились в маленькой деревушке из трех-четырех глиняных домиков, у подножия горы, вершину которой украшали белые здания монастыря Чу Гомпа. На берегу реки дышали паром горячие источники. Отсюда до священного озера было не более полукилометра.

  • Животные и птицы Тибета

    Наши надежды оправдались: мы встретили не только одиночных животных, но и стада киангов, среди которых было много жеребят.

    Наши надежды встретить киангов на землях, лежащих западнее Герце, оправдались: между поселками Янху и Гаки, на расстоянии 188 км, мы встретили 333 кианга! Здесь, около красивейших озер, жили и одиночные животные, и небольшие группы и даже стадо из 120 особей. Среди взрослых животных было много жеребят, родившихся этой весной и уже вполне окрепших.

  • Альтернатива заповедникам

    Кажется странным, когда кто-то всерьез говорит о том, что горы, как люди, женятся, а озера выходят замуж, а потом вместе пьют чай из гейзера. Но это — одна из особенностей буддистской веры, которая не делает различия между органической и неорганической природой. Буддисты верят, что душу имеют не только люди, но и все живые и неживые составляющие этого мира, так как мир — субъект. Отношения между животными и людьми в свете буддистских представлений приравниваются к родственным, и природа получает свою значимость не через объективное мышление, а через субъективное чувство и близкое родство.

  • Первые сюрпризы

    За пос.Рага дорога резко повернула на север. Мы двинулись по ней и вскоре оказались около крупнейшего в Тибете (так утверждали сопровождавшие нас местные жители) гейзера, бьющего фонтаном из-под земли у подножия горы Таге. Вокруг него другие гейзеры, поменьше, изливали свои горячие воды в р. Ронгджу или, не найдя стока, превращались в небольшие горячие озера. Все они парили и булькали, а заходящее солнце, пробиваясь сквозь черные снеговые тучи, добавляло таинственности и без того необычной картине.

  • В путь - по Тибету

    С нами отправились четыре тибетца: три водителя и "гид". Последнее слово в кавычках, потому что этот молодой человек не только ни разу не ездил по намеченному маршруту, но и не имел ни малейшего опыта путешествий. Тем не менее его присутствие было обязательным условием при получении разрешений. С водителем джипа повезло немного больше. Дензину неоднократно приходилось ездить до городка Али как по северной, так и по южной дороге, однако он привык двигаться без остановок от поселка до поселка, поэтому всегда с неохотой уступал нашим просьбам притормозить, чтобы сфотографировать понравившийся пейзаж.

  • Столица и её гостеприимство

    В 1998 г. мы провели в Тибете всю осень: с середины сентября до середины декабря. Нас привело сюда желание лучше познакомиться с таинственным киангом и выяснить, не нуждается ли он в защите. Иначе может случиться так, что, спохватившись слишком поздно, мы потеряем еще одного представителя диких лошадей, как (только с конца прошлого века!) потеряли тарпана и кваггу. Да и судьба лошади Пржевальского до сих пор висит на волоске: восстановить вид гораздо труднее, чем предотвратить его исчезновение из природы.

  • Кианг

    Кианг (Equus bemionus kiang) — один из представителей рода настоящих лошадей, обитающий только в Тибете. Его называют по-разному: джан — тангуты, хулан — монголы. Муркрофт, первый описавший кианга ученый, чье имя входит в современное определение кианга, называл его дикой лошадью (wild horse), а Пржевальский — хуланом, или диким ослом (Asinus kiang). Сейчас по-английски его чаще всего называют tibetan wild ass — тибетский дикий осел. Но, строго говоря, кианги стоят гораздо ближе к настоящим лошадям, чем к ослам, хотя по особенностям строения заметно отличаются и от тех и от других.

  • Тибетское нагорье

    Данный раздел сайта - статья Н.В.Паклина, младший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им.АМ.Северцовой К.вана Ордена, доктор философии, сотрудник департамента охраны природы провинции Южная Голландия (Нидерланды).