Подземный храм

Наконец, еще один, последний образец высокого строительного искусства в Тиауанако находится к востоку от храма Каласасайя — полуподземный храм Кантатайита.

Подземный храм (Дворец Саркофагов) - Кантатайита - представляет собой прямоугольный котлован глубиной 2 метра, длиной 12 и шириной 9 метров. Пол выстлан галькой. Прочные вертикальные стены выложены из тесаных каменных блоков различного размера, чередующихся со столбами-стеллами. Элементы кладки плотно пригнаны друг к другу, раствор не использовался. Все стены храма покрыты трехмерными скульптурными изображениями человеческих голов.

Там находится несколько очень точно вырезанных камней, опять-таки с идеально выбранными внутренними кромками. Один из камней (серый гранит) — является совершенно поразительным образцом резьбы. Передняя плоскость камня покрыта причудливой резьбой, и на ней видны отверстия для штырей. Что касается задней плоскости камня, то трудно найти подходящие определения, чтобы описать необычайно совершенную симметрию ее рисунка. Идеально ровные грани камня, а на нем рельефные узоры с выпуклостями, выступающими одновременно вниз и внутрь. Попробуйте-ка изобразить такое при помощи каменных орудий!

Сохранились также каменные статуи, превосходящие по размерам даже гигантские каменные головы ольмеков и названные по именам открывших их ученых - Монолит Беннета и Монолит Понсе Санхинеса. Монолит Беннета имеет высоту более семи метров. Почти прямоугольную голову статуи украшает нечто вроде тюрбана или налобной повязки. Глаза смотрят прямо, руки сложены на груди. Неподалеку от Монолита Беннета была обнаружена еще одна, меньшая статуя, изображающая бородатого мужчину, что совершенно не типично для индейцев. Бородой наделен лишь "белый бог Виракоче, спустившийся с облаков или пришедший из-за моря. Согласно мнению некоторых историков, строителями Тиауанако были белокожие пришельцы, возможно, викинги.

То немногое, что нам известно из истории Тиауанако, прошло чарез фильтры многочисленных более поздних культур, в том числе культуры инков и испанских конкистадоров, которые покорили инков в XVI веке. Упоминавшийся выше Сьеса де Леон интересовался историей Тиауанако и записал мифы, рассказанные ему местными жителями:

"Существует поверье, что еще задолго, далеко задолго до того, как здесь стали господствовать инки, уже существовали некоторые здания..: Я спрашивал у местных жителей — построены ли эти сооружения во времена инков, но они только смеялись в ответ, повторяя то, что я уже сказал, — что эти храмы были выстроены до инков, но что они не знают, кто именно их построил. Но они слышали от своих предков, что все это появилось здесь мгновенно".

Ходят подобные легенды и о том, что здания Тиауанако были выстроены после Потопа за одну ночь и строили их будто бы великаны какой-то неведомой расы. Эта версия напоминает легенды о создании Баальбека. В других мифах озеро Титикака именуется священным местом, в котором бог Виракоча создал Вселенную. Наконец, существует еще одна легенда, повторяющая библейский рассказ, где говорится, что у озера Титикака жило патриархальное семейство, пережившее вселенский Потоп и положившее начало народам горных Анд. Все эти легенды обычно приводятся для объяснения ореола религиозной мистики, благодаря которому Тиауанако позже так разросся.

Интересно, что некоторые развалины в Тиауанако оказались залитыми двухметровым слоем, жидкой грязи, причем источник затопления найти не удалось. В расположенном поблизости озере Титикака вода слегка солоноватая, и, как показали исследования, живущая в нем рыба и ракообразные принадлежат скорее к типу океанических, а не пресноводных организмов. В 1980 году боливийский археолог Хуго Боэро Рохо нашел возле берега Пуэрто-Акоста на 60 футов (20 м) ниже уровня воды озера Титикака, большие развалины, принадлежавшие, по-видимому, к ранней культуре Тиауанако. Все эти факты противоречат теории, утверждающей, будто воды озера поднялись одновременно с образованием Анд — 100 миллионов лет назад. Напротив, источник морской воды озера Титикака, очевидно, имеет относительно недавнее происхождение

В отличие от легенд, ученые не могут объяснить, почему Тиауанако вдруг возник как священный центр. Они не могут объяснить и того, как огромные каменные глыбы перевозились сюда на расстояние десятков миль из ближайших карьеров. Они не в состоянии объяснить ни значения окружающих Тиауанако каналов, ни роли сложной системы водопроводов внутри Акапаны и в других местах. И наконец, они не могут разъяснить загадку камней, разрезанных и просверленных как будто при помощи современных инструментов

Так может быть всё-таки есть доля истины в Гипотезе Ситчина о Нибиру.

Имеются основания полагать, что благосостояние Тиуанако основывалось на производстве бронзы — твердого сплава из 85%. меди и 15% олова.

Следы меди в Тиауанако бросаются в глаза даже случайному наблюдателю. Зеленовато-белые пятна медного купороса встречаются вдоль берегов пруда в Акапане и внутри Каласасайи. Все поселение вымощено удивительным зеленым булыжником, вероятно окрасившимся под воздействием меди. Назначение этого булыжника остается загадкой для археологов. Алан Колата считает, что этот булыжник — естественного происхождения и был намыт с ближайшей горы. Но он сам теряется в догадках — зачем жители Тиауанако затрачивали столько трудов, чтобы перетаскивать весь этот булыжник в селение.

Если в Тиауанако действительно применялась медь, то за ней не нужно было далеко ходить — в горах Анд имеются большие запасы медной руды. Но самый важный компонент бронзы — олово, металл, который при помощи сложного процесса обогащения извлекается из оловянного камня. Если залежи медной руды встречаются повсюду, то оловянный камень попадается сравнительно редко.

Таким образом, очень важно, что Тиауанако расположен прямо на крупнейшем в мире месторождении оловянного камня (касситерита). Оно тянется от восточного берега озера Титикака, огибает его с юга и затем идет на юг, вдоль реки Десагвандеро и достигает Оруру и озера Поопо — общей протяженностью в 200 миль. Несомненно, такие обильные ресурсы касситерита и послужили причиной того, почему Тиауанако был изначально основан в такой глухой и негостеприимной местности.