Загадки гробницы Тутанхамона

Открытие было сделано лордом Карнарвоном и Говардом Картером.

3 ноября 1922 года рабочие стали сносить стены бараков, оставленные Картером в 1917 году. Снося стены, они убирали и метровый слой щебня, находившийся под ними.

Ранним утром 4 ноября над Долиной вдруг установилась интригующая тишина. Картер немедленно помчался туда, где возле свежей ямы столпились рабочие. И он не поверил своим глазам: изпод щебня показалась первая ступенька, высеченная в скале.

Ступень за ступенью продвигалась группа к основанию лестницы. Наконец, вся лестница была свободна, и показалась дверь, заложенная камнями, замурованная и снабженная двойной печатью. Разглядывая оттиски печати, Картер с огромной радостью обнаружил царскую ее принадлежность: некрополь с изображением шакала и девяти пленных. Уже это давало надежду, что грабители не добрались до гробницы. Само ее расположение и обстоятельства раскопок говорили о том, что, видимо о ней давно все позабыли.

В верху кладки Картер проделал небольшое отверстие и, посветив в него, заглянул вовнутрь. Он ничего не увидел, кроме камней и щебня. Груды возвышались до самого потолка.

Чтобы не искушать себя и для большей сохранности, Говард Картер вновь засыпал лестницу, поставил охрану и стал ждать Карнарвона. Лорд Карнарвон и его дочь леди Эвелин Верберт прибыли в Луксор 23 ноября. Когда лестницу вновь отчистили, археологи пригляделись, наконец, к печатям. Несомненно, одна из них была царской, а другаяжреческой. Значит, воры все же побывали в усыпальнице.

26 ноября археологи обнаружили второй замурованный дверной проем. За ним находились сотни предметов. Это помещение впоследствии названное Передней комнатой, было в полнейшем беспорядке.

И только две фигуры в полный рост, симметрично взаимонаправленные, стояли по обеим сторонам замурованного и запечатанного дверного проема, что находился по правой стене. За запечатанной дверью были другие покои, может быть целая анфилада.

Постепенно выявлялись другие подробности: скорее всего, грабителей застали на месте преступления, и они, побросав все, что нахватали, в спешке и беспорядочно бежали, не успев причинить большого вреда. Но не менее беспорядочно поступили жрецы: торопливо засунув обратно в сундуки царские одежды и предметы, из которых мелкие ссыпали туда же, хотя хранились они явно в других ларцах, стражи некрополя столь же поспешно покинули гробницу и замуровали вход в нее.

Велико было искушение немедленно вскрыть запечатанную вторую дверь, но археолог поступил согласно научному долгу: он объявил, что начнет извлекать из гробницы предметы лишь после того, как будут приняты все меры для их сохранения!

В передней комнате обнаружили более 600 предметов, и все они были тщательнейшим образом описаны и зарисованы самим Картером.

Многое, с чем столкнулся Гарвард Картер, было впервые. Первый нетронутый гроб, первая по количеству предметов коллекция, первый... ажиотаж вокруг раскопок, поистине всемирный!

Наконец, Картер отчистил Переднюю комнату и был готов размуровать вход в «Золотой Чертог». Из всех желавших присутствовать при этом событии лишь корреспондент «Таймс» был допущен внутрь.

Вскрывая печати «Золотого Чертога» Говард почувствовал, что вторгается в запретные владения; это гнетущее чувство еще более усиливали льняные покровы, ниспадавшие с внутреннего ковчега. Всем показалось, что перед ними возник призрак усопшего фараона, и они должны склониться перед ним.

Как часто рок преследует искателей древностей, особенно в Египте! Мумия, пролежавшая в своей камере, в своем гробу более трех тысячелетий, будто живая, сторожит свои богатства.

Позади усыпальницы искатели обнаружили вход в другую комнату. И она была полна чудес... Археологи назвали ее Сокровищницей. Там стоял ковчег для каноп фараона, охраняемый четырьмя богинями из золота, золотые колесницы, изваяние бога Анубиса с головой шакала, огромное количество ларцов с драгоценностями. В одном из них, открытом Картером, сверху лежал веер из страусовых перьев, выглядевший так, будто его положили только что... Через несколько дней перья вдруг начали ссыхаться, их едва успели законсервировать.

Вскоре после этого лорд Карнарвон заболел лихорадкой из-за воспалившейся раны. Некоторое время он еще боролся. Но началось воспаление легких, и 5 апреля 1924 года он умер в возрасте 57 лет. Газетчики приписали его смерть древнему проклятию фараонов и раздували эту суеверную выдумку, пока она не превратилась в легенду.

В той же гостинице скончался вскоре американец Артур Мейс. Он пожаловался на усталость, затем впал в кому и умер, не успев передать врачам своих ощущений. Диагноз они поставить не смогли! Радиолог А. Рид, исследовавший тело Тутанхамона при помощи рентгеновских лучей, был отослан домой, где вскорости умер «от горячки».

Конечно не всех египтологов настигла смерть немедленно вскоре после вскрытия ковчега. Благополучно прожили длинную жизнь леди Эвелин, сэр Алан Гардинер, доктор Дерри, Энгельбах, Бертон и Уинлок. Профессор Перси Ньюберри умер в возрасте 80 лет в августе 1949 года, когда Дерри и Гардинер. Сам Картер дожил до 1939 года и скончался в возрасте 66 лет.

Но пока оставим эту загадку и обратимся к дальнейшим действиям Картера.

Когда были завершены все подготовительные работы, Картер сам стал открывать ковчег. Внутри был вставлен еще один, по убранству ничуть не уступающий внешнему, а сорвав царские печати, археолог нашел еще два ковчега, один в другом, и они были не менее прекрасны, чем два первых. Открыв и их, Картер коснулся царского саркофага. Саркофаг был сделан из желтого кварцита и стоял на алебастровом постаменте. Крышка саркофага была изготовлена из розового гранита. Горельефы с четырех сторон изображали охраняющих саркофаг богинь, обнимающих его руками и крыльями.

Три месяца разбирались четыре ковчега. Мастера соединили их части при помощи крюков и ушек. Для того, чтобы вынести ковчеги, Картеру пришлось разрушить целую стену, отделявшую «Золотой Чертог» от Передней комнаты.

Важнейшая деталь о которой предоставим высказаться самому археологу: «Что, однако, среди этого ослепительно богатства производило наибольшее впечатлениеэто хватающий за сердце веночек полевых цветов, которые положила на крышку гроба молодая вдова. Весь царственный блеск, вся царская пышность, бледнели перед скромными, поблекшими цветами, которые сохранили еще следы своих давних свежих красок. Они красноречиво напоминали нам, насколько мимолетным мгновением являются тысячелетия».

Сняв маску, археологи взглянули в лицо мумии. Оно оказалось удивительно похожим на все найденные маски и изображения Тутанхамона. Мастера, изображавшие покойного, были самыми «завзятыми» реалистами.

Почему, несмотря на сильную охрану некрополя, практически все гробница были разграблены, а могила Тутанхамона, простоявшая несколько десятков лет нетронутой, подверглась только всего одной попытке ограбления, закончившейся неудачей?...

Причину мы, вероятно, найдем, если примем неожиданные смерти в группе Картера, в том числе и гибель лорда Карнарвона за события одной цепи.

Легенда о «проклятии», о таинственных смертях и болезнях много лет передавалась из уст в уста.

Каким было «проклятие», кем и для чего оно было наложено на могилу малозначительного юного фараона, который даже и пожить-то толком не успел? Ведь в свете последних исследований было выяснено, что молодого царя убили ударом топора по затылкуубийство фараона было вынужденным. Но кому оно было нужно? Вот и еще одна загадка.

В усыпальнице было много золота, требовалось его как-то защитить. Ведь грабители наглели день ото дня...

И жрецы (узким кругом) нашли способ выставить воровству надежный заслон. Известны десятки ароматических веществ, самих по себе безвредных, но если их с чем-то сочетать... Первый шаг: в отличии от всех прежних захоронений, мумия фараона Тутанхамона была не просто положена в гроб, - она была залита сложным составом ароматических смол. Из-за чего она хуже всего сохранилась. А помните веер из страусовых перьев, оставшихся мягкими и пушистыми? Вспомните блеск золота? Условия для сохранности мумии в гробице были идеальными. Тонкий аромат, изъевший даже ее, наполнял замурованный «Чертог», не давая другим предметам постареть и рассыпаться в прах. Первым он поразил лорда Карнарвона: всем известно как восприимчивы астматики к разного рода благовониям, даже слабо ощутимым. А ароматы ощущались при входе в гробницу в ХХ веке.

Странные же смерти были, как правило, не похожи одна на другую. Оно и понятно: в могиле зародился сильнейший аллерген, а один и тот же аллерген действует на людей по-разному. Значит, входить в гробницу Тутанхамона просто нельзя. Гениально!

И самый главный ход. Скорее всего, убийственным аромат стал при смешении с вполне определенным компонентом. Каким? Вспомните венок из полевых цветов!

И последняя загадка. Которая может оказаться и не загадкой, а простым совпадением. Мальчик-фараон правил огромной страной всего шесть лет. И ровно шесть лет понадобилось Картеру для того, чтобы начав вроде бы безнадежные поиски, завершить их главной археологической удачей уходящего века.