Мутации у кактусов

Очевидно первым, что увидели спутники Колумба, сойдя на берег одного из островов Вест-Индии, были кактусы. Эти необычные существа, лишенные привычных атрибутов растения - ветвей и листьев, просто не могли не удивить их. Сейчас, конечно же, трудно утверждать наверняка, но, вероятнее всего, первыми гостей из Европы приветствовали растения из рода мелокактус (Melocactus). Всякий, видевший их цветущими, помнит необычное образование на их верхушке - цефалий. Оно напоминает меховую шапку с торчащими из шерсти цветками. Представьте себе ощущения полуграмотного матроса первой половины XVI века, увидевшего зеленый колючий шар около полуметра диаметром, да еще с таким украшением. Уверен, что и среди наших просвещенных современников немного найдется способных остаться равнодушным при первой встрече с таким чудом.

Попав в Европу более 400 лет назад, кактусы по-прежнему остаются одними из самых удивительных растений. Но и мы, люди, - существа не менее удивительные. Нам всегда и всего мало. И вот среди этих странных существ - кактусов — люди нашли еще более странных, совсем уж необычных.

Это - кактусы-мутанты.

Они выделяются всегда и везде. Даже сколь угодно яркие цветы соседей по коллекции не способны затмить их необычность. Именно необычность, так как, строго говоря, о красоте, в полном смысле этого слова, здесь говорить не приходится.

Сам по себе термин "мутант" происходит от латинского слова mutans - меняющий. Так называют разновидности, возникшие вследствие мутации, т.е. внезапного появления какого-нибудь нового признака у животных или растений. Это явление весьма распространено, и именно благодаря мутациям мы видим современное разнообразие форм живых существ.

Но в данном случае мы будем говорить о существах, чьи новые признаки не дали им ничего полезного, разве что - повышенный интерес человека. Эти признаки просто бессмысленны, а иногда и вредны для жизни в этом мире. Но мудрая Природа распорядилась так, что они не наследуются потомством.

Различают три вида мутаций у кактусов: монстрозность, кристатность и бесхлорофилльность.

К монстрозным относятся экземпляры, у которых на теле хаотически появляются новые точки роста, превращающиеся в новые побеги, растущие чаще всего параллельно основному стеблю. И хотя в корне названия лежит латинское слово “monstrum” – монстр, чудовище, вид у них совсем не пугающий. Иногда их еще называют “скалистыми”. Возможно, это название в большей степени соответствует их облику.

Встречается такая аномалия роста у растений, относящихся к разным родам семейства Кактусовых. На снимке справа Вы видите Опунцию. А если заглянете в нашу небольшую фото-галерею - увидите и другие варианты.

Название “кристатные”, указывающее на подобие петушиному гребню, гораздо удачнее. Оно относится к экземплярам, у которых новые точки роста появляются очень близко друг к другу и расположены на одной линии. Они не превращаются в самостоятельные побеги, но из-за них тело кактуса разрастается не столько вверх, сколько в направлении линии, соединяющей все новые точки роста. Это приводит к тому, что в норме цилиндрическое или шаровидное тело кактуса становится плоским. Со временем линия точек роста превращается в причудливо изогнутую кривую, и ствол приобретает весьма сложную, но очень эффектную форму.

В основе обеих этих мутаций лежит изменение количества точек роста и связанное с этим изменение формы ствола. Это изменение не препятствует самой возможности жизни таких экземпляров. Они хоть и редко, но встречаются в природе, достигают почтенного возраста и значительных размеров. Но мутанты гораздо позже и реже своих “нормальных” собратьев вступают в фазу цветения и плодоношения. А выросшие из их семян потомки не наследуют свойства своих родителей и развиваются безо всяких отклонений.

Естественно, что и в коллекциях такие растения могут прекрасно жить и развиваться. Монстрозные формы обычно растят как корнесобственные, т.е. не прививают. Кристаты чаще всего можно увидеть на подвоях, хотя каких-либо причин, связанных с физиологией, в основе этого нет. Просто, приподнятые за счет ствола подвоя над землей, они смотрятся гораздо эффектнее. Кроме того, при удачном подборе подвоя можно значительно активизировать их рост.

Следует учитывать, что у обеих разновидностей мутантов, в отдельных их частях, сохраняются клетки, несущие информацию о “правильном” развитии. И из них нередко развиваются абсолютно “нормальные” побеги. Растения как бы пытаются снова вернуться к исходной, рациональной форме. Такие побеги, являющиеся сильными конкурентами основным, обычно удаляют.

Совсем не так обстоит дело с бесхлорофилльными формами. Название этого варианта отклонения от нормы указывает на отсутствие у растения хлорофилла, т.е. именно того вещества, благодаря которому оно питается. Ясно, что ни одно живое существо, лишенное возможности питаться, не может существовать. Поэтому абсолютно бессмысленно пытаться найти такие формы в дикой природе. Своим существованием в коллекциях они обязаны только вмешательству человека.

Дело в том, что из семян кактусов, кроме обычных зеленых экземпляров, иногда появляются и абсолютно бесцветные, напоминающие комочек замутненного стекла. Частота их появления оценивается как 2-3 штуки на 10 тысяч взошедших кактусов. За счет запаса питательных веществ, хранящегося в эндосперме семени, они способны просуществовать до трех недель, после чего неизбежно погибают. Что и происходит в природе в течение тысячелетий.

Но в сороковых годах XX века один японец догадался этот крошечный комочек привить на другой, здоровый, кактус, и этим дать ему шанс выжить. Получая все необходимое от подвоя, прививка растет, развивается и к полугоду достигает размера горошины. Обычно такие экземпляры имеют грязно-белую окраску. Но, помещенные на очень ярко освещенное место, они изменяют цвет.

Известно, что кроме хлорофилла все растения содержат еще три пигмента: антоциан, ксантозин и каротин. Замечаем мы их присутствие только после разрушения основного пигмента – хлорофилла. Кстати, именно этим объясняется столь известное явление, как осеннее изменение окраски листьев.

У кактусов, о которых мы говорим, хлорофилл отсутствует изначально, а высокая освещенность вызывает активизацию насыщения клеток другими красителями. Наличие антоциана придаст им различные оттенки красного, ксантозина – желтого, а каротин окрасит их в морковный цвет. Кроме того, возможны и варианты цветов, получаемые смешением различных пигментов. Получить представление о результатах этого процесса Вы можете, заглянув в нашу фотогалерею.

Выращивание бесхлорофилльных форм несравненно сложнее, чем выращивание вышеописанных мутантов. Ясно, что возможно оно только с использованием прививок. Всякие попытки растить их на своих корнях, абсолютно бессмысленны.

К сожалению очень редко, но все же встречаются варианты, когда в одном растении сочетаются два вида мутаций. Чаще всего это бесхлорофилльные кристаты. Ясно, что в данном случае следует учитывать отсутствие хлорофилла и обязательно использовать прививку.

Для получения красивой насыщенной окраски всем бесхлорофилльным экземплярам необходимо обеспечить очень высокий уровень освещения, что зачастую проблематично, особенно в зимнее время. Кроме того, для нормального развития им необходима равномерная умеренная температура воздуха и такая же равномерная влажность почвы. Пересушка земляного кома, столь необходимая для их здоровых собратьев, совершенно недопустима. Она приведет к истощению подвоя и гибели всей системы.

Как уже говорилось, потомство, полученное их семян кактусов-мутантов, не наследует интересующие коллекционера признаки родительских растений. Поэтому размножают такие формы исключительно вегетативными методами.