Маммилярия

Mammillaria luethyi

Первое, что приходит в голову при виде этой необыкновенной малышки: да кактус ли это?


Выглядит она и впрямь необычно: пучок чрезвычайно длинных и тонких, почти цилиндрических коричневых сосочков с нежной бахромой белого пуха на кончиках, лишь на доли миллиметра выступающей за пределы ареол. Назвать этот пушок колючками – язык не поворачивается.


В 1952 году профессор Норман Бок обнаружил на подоконнике мексиканской гостиницы растущий в подручной таре неведомый науке кактус. Были сделаны фотографии, в том числе цветущих растений, некоторое время спустя они трагически погибли. Так как местонахождение природной популяции осталось неизвестным, долгое время загадочное растение существовало в культуре только на фотографиях, в то время как в научных кругах велись споры о его принадлежности к тому или иному роду. Были сделаны предположения о том, что это Turbinicarpus, Normanbokea, Neogomesia или Pelecyphora, но в конце концов спорщики сошлись на том, что перед ними новый вид рода Mammillaria.


Только в 1996 году в Мексике, в пустыне Коауила, загадочную маммиллярию отыскал Йонас Люти, в честь которого и было названо растение, описанное в том же году Джорджем Хинтоном:


Карликовое растение, отдельные побеги которого достигают 15 мм. Стебель частично погружен в грунт. Стебли иногда одиночные, иногда образуются куртинки из нескольких головок.


Корень реповидный, превышающий размерами наземную часть растения. Мамиллы цилиндрические, ареолы на их кончиках не превышают 1,8 мм диаметром. В ареоле расположено около 80 радиальных колючек, каждая длиной до 0,6 мм. Колючки совершенно уникальны: на кончике каждой находится своеобразный «зонтик», образованный микроскопическими разветвлениями.


Цветет весной, в марте-апреле. Цветки сиреневые с белым зевом, до 30 мм длиной и диаметром, превышающие размерами отдельные побеги. Плоды при созревании остаются погруженными в стебель, они округлые, около 4 мм диаметром, желтоватые или красноватые, высыхающие, каждый плод содержит до 15 черных семян около 1 мм диаметром.


 Лично я впервые увидела Mammillaria luethyi на очень неудачной фотографии. Растение было молодым и сильно этиолированным: просто несколько бледных зеленых вытянутых сосочков неравной длины на подвое (очевидно, владелец слишком старательно оберегал свой дорогой и редкий кактус от внешних воздействий, в том числе и от солнечного света). Несмотря на то, что типичная для этой маммиллярии компактность, неповторимая гармония контрастов окраски и идеальная симметрия отсутствовали на том фото, растение все-таки запало в душу. Я стала искать еще какую-нибудь информацию о Mammillaria luethyi, и увидев другие, куда более удачные изображения, да еще цветущих растений, была просто поражена неземным обликом и притягательной красотой этого кактуса.


Достать семена оказалось непросто. Отечественные распространители заразительно смеялись над моей наивностью, когда я спрашивала, нет ли у них семян Mammillaria luethyi, охотно сообщали, что в России их вообще нет, и неизвестно, когда появятся, а в зарубежных тепличных хозяйствах стоят бешеных денег и являются жутким дефицитом. За границей семена оказались действительно не самыми дешевыми (а если честно – самыми дорогими), но уже отнюдь не дефицитными.


Получив вожделенную бандероль, я посеяла Mammillaria luethyi среди множества прочих наименований. Хотя к тому времени опыт посевов был уже немалым и вполне обнадеживающим, меня все-таки одолевали сомнения в том, что это чудо может вот так просто взять и взойти. К слову сказать, семена маммиллярий вообще отличаются нестабильной всхожестью, хотя в литературе для них рекомендуются самые что ни на есть стандартные условия посева. А они не перестают удивлять своими капризами: дружно выпрыгивает из семенной кожуры своенравная M.dodsonii, а беспроблемная M.parkinsonii и не думает прорастать; M.theresae, известная всхожестью близкой к нулю, безропотно всходит без всякой стимуляции, а M.lauii v.dasyacantha, ни в чем подобном не замеченная, не желает реагировать ни на какие гормоны; M.hernandezii, относящаяся к самой сложной в плане прорастания группе, неожиданно появляется на свет чуть ли не в один день в почти полном составе, но никак не хочет расти самая обычная M.oliviae.


Mammillaria luethyi взошла достаточно средненько по общим меркам, но вполне прилично, учитывая ее малое распространение как в природе, так и в культуре. До того еще, как добыла семена, я где-то в Интернете читала, что этот кактус почти не всходит из семян, размножается исключительно прививкой деток одного клона. Не верьте! Вы и мне не верьте, мои наблюдения очень субъективны, они относятся только к условиям содержания моей собственной коллекции, поэтому я стараюсь их так подробно описывать. А всхожесть любых семян зависит от великого множества факторов, на двух разных подоконниках не может быть абсолютно одинаковых условий, а потому одни и те же семена у всех всходят по-разному. Прорастание Mammillaria luethyi началось на седьмой день. Из двадцати имеющихся семян появилось в течение месяца семь всходов (кто сеял, тот знает: это весьма неплохой результат), два из которых погибли: один в результате неудачной прививки проростка (намеренное злодеяние с моей стороны, пояснение ниже), другой был «последышем», изначально вяленьким, и спасти его не удалось.


Проростки выглядели странно. Шарики темно-красного цвета, из макушек которых через несколько дней начали расти парные рожки с белыми кончиками. Обычно младенцы маммиллярий далеко не сразу формируют сосочки, первые ареолы появляются на совершенно гладком стебле, даже без бугорков. Всходы Mammillaria luethyi из виденных мной более всего напоминали Obregonia denegri, у которой также из двухмиллиметрового шарика сразу вылезали рожки, но появлялись они не парочками, а поочередно один за другим.


Обычно я прививаю особо ценных кактусят приблизительно в недельном возрасте на перескиопсис для подращивания. Но в данном случае решила сразу сделать постоянные прививки для первых двух всходов: практически на самые макушечки Eriocereus jusbertii. Молодые ткани кактусов срастаются очень быстро. Практика показывает, что проростки полностью прививаются либо в течение двух суток, либо никогда (в литературе обычно упоминаются более длительные сроки, но при этом речь идет не о младенчиках, у более взрослых кактусов ткани в местах срастания гораздо менее нежные, и срастаются действительно несколько дольше, да и подвой срезается ниже). При неудачной прививке крошечный сеянчик просто усохнет на подвое в считанные часы после снятия колпачка. При использовании Eriocereus jusbertii в качестве подвоя я фиксирую сеянчик резиновыми нитками, которые аккуратно снимаются через сутки, после чего прививка снова еще на сутки накрывается колпачком. На перескиопсис всходики прививаю без фиксации, просто плотно, но осторожно прижимая привой к подвою иглой (не острием, конечно) в процессе прививки, после чего ставлю на двое суток под колпак.


Mammillaria luethyi и здесь удивила. При снятии колпачка в положенное время сеянчики на подвоях начали тихо увядать. При неудавшейся прививке больших проростков (крупносемянных кактусов) часто удается вовремя перепривить. В данном случае речь не шла ни о чем подобном, поскольку резать крошек с рожками еще раз было немыслимо, к тому же и без того очень мягкие ткани размягчились еще более при начавшемся усыхании.


Посчитав свои жемчужины безвозвратно потерянными, но заметив еще парочку всходов в посевной плошке, я, расстроенная, но не отчаявшаяся, машинально снова прикрыла неудачные прививки колпаком. Несколько дней я на них не смотрела и старалась о них не вспоминать, чтобы не портить себе настроение. Каково же было мое изумление, когда еще через недельку выяснилось, что сеянчики не только не усохли до нуля, но надулись и начали выпускать новые пары рожек, более длинных и толстых, чем до прививки, с более пушистыми кончиками! Они росли, вопреки всему моему предыдущему опыту прививки проростков!

Последующие прививки на другие подвои подтвердили, что к этому кактусу требуется индивидуальный подход, при стандартных условиях он просто погибал (я пожертвовала одним сеянцем для проверки, отведя ему на срастание с подвоем положенные два дня, в течение третьего дня он прекратил свое существование, на подвое осталась лишь засохшая темная точечка).


Так что же это значит? Mammillaria luethyi для срастания с другим кактусом требуется больше времени, чем любому другому виду из любого рода в семействе? Или срастание происходит как обычно, но дольше восстанавливается нормальный обмен веществ? Может, она все-таки не совсем кактус, а переходное звено эволюции, дающее начало новому семейству? Не знаю, я просто верю глазам своим, а выводы делать ученым-биологам.


 Еще один момент, связанный с прививкой. Обычно, если нужно с перескиопсиса перепривить подросший сеянчик на постоянный подвой, я оставляю на временном пенек для вегетативного размножения. Не страшно, если на нем даже нет ареол, детки появляются из камбиального кольца. Один из сеянцев Mammillaria luethyi на перескиопсисе каким-то образом «повредился апексом». Так часто бывает, иногда происходит защемление точки роста семенной кожурой, иногда при фиксации прививки случаются подобные вещи. Никакой проблемы, это даже к лучшему. Вот и в данном случае, вместо того чтобы расти дальше единым кактусом, всходик очень удобно раздвоился.

Когда он подрос, я срезала одну из головок, и привила ее на постоянный подвой (все с теми же вышеописанными тонкостями). Через несколько дней, когда срез уже подсох, вторая головка разделила судьбу своей сестренки, пенек на перескиопсисе некоторое время спустя, как полагается, дал еще пару-тройку деток.


Но когда я повторила те же действия с нераздвоившимся сеянцем, меня ждала неудача. То есть макушка привилась нормально, просидев под колпаком неделю, но оставленный после ее срезания пенек просто истек розовыми слезами и усох, будучи полностью обезвоженным, чего с другими кактусами никогда не случалось. Такой эксперимент я проводила еще два раза, результаты были одинаковыми: макушка перепрививалась на другой подвой, пенек умирал.


Было только одно невероятное исключение из этого печального правила. После прививки верхней части проростка я оставила в земле один пенек на собственных корнях (нижнюю часть гипокотиля 2х1 мм). Очень удивилась, когда срез затянулся. Крошка сидела около двух месяцев, не подавая признаков роста, но и не погибала, то есть была толстенькой, без намека на усыхание. И, в конце концов, дала-таки детку, что вдвойне удивительно, учитывая, как много времени прошло после удаления точки роста (более чем двухмесячная стагнация при таких размерах)!


Как это объяснить? При наличии апекса этот кактус продолжает спокойно жить после удаления некоторой его части, а при срезании единственной точки роста в большинстве случаев (на подвое, по крайней мере) обезвоживается и погибает? А почему сеянцы-привои всех прочих кактусов реагируют на срезание точки роста иначе, в моей практике не было ни единого случая усыхания в результате обезвоживания оставленного на подвое гипокотиля других кактусов (у меня было всего семь Mammillaria luethyi, чего недостаточно для однозначных выводов, но со множеством прочих наименований подобные вещи я проделывала не одну сотню раз)? Не знаю, но думаю, Mammillaria luethyi еще неоднократно нас удивит.


Вернемся к нашим красавицам. На подвое они растут довольно быстро, как Вы сами можете убедиться по приведенным фотографиям (на всех фото имеет место быть одно и то же растение, привитое в недельном возрасте на Eriocereus jusbertii). После примерно месячного содержания на подоконнике за толстым стеклом стеллажа, прививки я выставила на самое солнечное место застекленного балкона. Поливаю обильно в светлые периоды, по мере просыхания грунта (хотя вообще-то кактусы, используемые в качестве подвоев, и на перелив крайне редко реагируют болезненно). Раз в две недели подкармливаю удобрением для кактусов, довольно, впрочем, низкой концентрации.


На шестом месяце после посева один из кактусов вдруг утратил идеально ровную форму, и подозрительно наклонился. Какой ужас, не заболел ли он? Но нет, совсем даже наоборот! При внимательном осмотре выяснилось, что в аксиллах появились пучки тонких сосочков, предвещающие возникновение деточек. Они стали очень быстро развиваться, и вскоре симметрия восстановилась, только теперь это был уже прелестный кустик, растущий не столько в высоту, сколько в ширину. А после первой партии деток уже наметилась следующая в пазухах более молодых ареол.


Появление деток обычно означает, что кактус достиг зрелости, и после зимовки можно ожидать его цветения. Ну что ж, наберемся терпения и будем ждать весны, когда Mammillaria luethyi наберет бутоны и явит миру свои великолепные бело-розово-сиреневые цветки! Или и здесь капризная красавица преподнесет нам сюрприз? Но даже если так, можно надеяться, что он окажется приятным. В любом случае, я еще вернусь к этой теме.

Светлана Лунёва. www.kakt.info