Архитектурные памятники культуры Наско

На площадках, занятых рисунками, ученые и археологи-любители обнаружили свыше 200 тыс. керамических сосудов. Керамические сосуды имели различные узоры и стилизованные рисуночные изображения, а на одном из сосудов был даже белогрудый пингвин. Крупных районов с древними мумифицированными захоронениями в пирамидах, холмах и иных сооружениях, много, а вот с рисуночными изображениями обнаружено пока три. Это – Наска, западнее оз. Титикака и у истока р. Апуримак.

Последние районы мало изучены, так как находятся в горных местах, где были крупные культовые центры древности. Официальная наука считает, что эти знаки нанесены одной из индейских культур до инкского периода “Наска”, существовавшей на юге Перу 1100 – 1700 лет назад. Здесь на плато имеется сеть неглубоких заводненных подземных ходов (оросительной системы), а также сеть глубинных ходов, которые проходят под рисунками с усыпальницами. Наска были земледельцами и обрабатывали плодородные равнины вдоль тихоокеанского побережья Перу. Они не оставили потомкам никаких свидетельств существования у них письменности: все известные о них факты были получены благодаря изучению мест захоронений наска и обнаруженных от них предметов.

Культура Наска является своего рода преемницей Паракаса. Крупнейшие центры Наска отчасти занимают те же территории, на которых располагались и знаменитые могилышки с сидящими мумиями. По сведениям современной археологи, материал культуры Наска залегает прямо над слоями с керамикой типа Паракас. Правда в последней фазе Наска центр активности перемещается из долины в 80 км побережья в горные райоиы – Айакучо. Во временном отношении она вплотную примыкает к поздним памятникам Паракаса.

Эта культура унаследовала также определенное стилистическое и иконографическое сходство от своих предшественниц. Прежде всего, это культ глазастого существа, традиция изготовления двойных сосудов с общей ручкой и, кроме того, практика (правда, в чуть измененном видe) черепных трепанаций. Следует заметить, что до сих пор культурная преемственность прослеживалась в распространении традиций с севера на юг вдоль побережья: Чавин, Паракас, Наска. Наска же, практически накладываясь на Паракас, начинает движение в горы.

Сохранилось мало каменных строений Наска. Все они расположены по преимуществу в долинах рек, пересекающих прибрежную полосу пустынь. Первым из обнаруженных и самым крупным был, по-видимому, воздвигнутый в раннем периоде в долине реки Наска центр Кауачи. Здесь было обнаружено шесть пирамидальных холмов – то есть к естественным холмам были пристроены террасы, а все сооружение выложенно адобами. К этим пирамидам примыкали дворы и постройки. В центре поселения возвышался так называемый Большой храм. Он также возник на естественном, по подправленном плоском холме, превратившемся в 20-метровую ступенчатую пирамиду.

Вокруг располагались площади, дворы, строения с низкими стенами из сырцового кирпича и погребения. В пределах этого церемониального центра было обнаружено множество глиняных сосудов. Многие великолепные сосуды были изготовлены в Кауачи. Вместе с тем, стало неожиданностью, что немало изделий было неместного происхождения. По всей видимости, их приносили собой паломники, стекавшиеся из самых удаленных уголков в этот важный церемониальный центр.

Археолог Стронг, первым раскопавший Кауачи, даже назвал его столицей цивилизации Наска во времена ее особенно пышного расцвета. Пожалуй, он верно оценил значимость этого древнего города, занимавшего площадь в 24 км и просуществовавшего целых шесть столетий с 300 г. до н.э. по 300 г. н.э. Кроме того, вскоре совсем рядом был обнаружен более поздний комплекс, немало удививший археологов.

На низкой платформе из адобов было установлено 12 рядов столбов из стволов рожкового дерева альгарробы. В каждом ряду находилось по 20 двухметровых столбов, раздвоенных сверху. Эту прямоугольную конструкцию даже шутливо поименовали деревянным Стоунхенджем, хотя сходство с настоящим Стоундхенджем заключается лишь в церемониальном назначении этих двух памятников.

К западу и к югу уже цепочками тянулись столбы поменьше. Складывалось впечатление, что этими цепочками разгораживались какие-то постройки. Были и другие конструкции, назначение которых до сих нор не выяснено.Находки следовали одна за одной. Вскоре было обнаружено поселение названное Уака-дель-Лоро (Святилище попугая и относившееся к самому концу культуры Наска. Свое название место получило благодаря живописной мумии попугая ара, обнаруженнюй в центральном круглом здании. К этому зданию – предположительно святилищу – с севера и юга примыкали комнаты. Стены были сложеиы из камней и гальки, обмазаны глииой и выкрашены в красный цвет.

С юга к сооружению вели лестницы, огорожениые плетнем Строиг решил, что это были загоны для морских свинок. Трудно представить, чем он руководствовался в своих рассуждениях. Возможио, тем обстоятельством, что внутри здания, помимо мумии ара, находились еще и мумифицированиые остатки морской свинки, ламы, а также кость кита. Каналы Наски позволяли доставлять воду из горных рек на поля в периоды засухи. Их уникальность состоит не только в инженерном решении их прокладки. Эти акведуки были крытыми – во избежание большого испарения воды в зоне пустыни. Однако это были еще не все тайны странной культуры Наска.