Из жизни римлянок


Римлянке не было достаточно нарядов, обуви и прически, чтобы почувствовать себя достаточно модной женщиной. Еще необходимо было следить за фигурой, цветом  кожи. Выбранные ткани и материалы должны были точно соответствовать форме тела женщины. Ткани широкого покроя и объемная в плечах одежда подходила субтильным женщинам. Брюнетки хорошо смотрелись в белых одеяниях. Пестрые оттенки делали бледные лица выразительными. К тому же, на помощь всегда приходили маленькие подушечки, регулировавшие верные соотношения пропорции тела. Со времен упадка республики пышная грудь считалась дурным тоном (Овидий, "Наука любви", III,261 и далее) и корсеты были призваны уменьшать ее объем. Воспевался молочный цвет кожи. До чего же была противоречива мода в этом солнечном краю! Она требовала затрат и больших усилий и множества искусных уловок  (и мы недалеко ушли!) .

Хорошо еще, что отбеливающих помад и мазей было в избытке, подобно мази, приготовленной на основе экскрементов крокодила, или свинцовым белилам, полученным из остаточных материалов  расправленного Родосского свинца (Ср.: Овидий, "Medicamina faciei femineae", из которого уцелело несколько стихов). Женщине оставалось лишь избегать попадания на кожу прямых солнечных лучей, из-за воздействия которых белила закипели бы прямо на теле (пишут, что зонтики были популярны!)  Воздействие солнца не влияло пагубно на смешанный с кислотой мел, но предательский ливень обращал эту смесь в текущие потоки, показывая остальным признаки преждевременного старения. Женщины с бледным лицом приняли бы близко к сердцу подозрения, будто они, желая подражать свежести ушедшей молодости, использовали красноватую накипь селитры… "И не стыдитесь подводить глаза тонким кусочком пепла или шафрана,  рожденного на берегах Кидиуса"  (Овидий, "Наука любви", III,199 и далее).


Желая сохранить свежий цвет лица и борясь с появлением морщин, женщины пользовались всевозможными чудодейственными мазями и настоящими припарками на ночь. Не плохим средством считался смоченный хлебный мякиш, но разве что-либо могло сравниться с пластырем из толченных высушенных яиц и ячменной муки с добавлением молотого рога убитого по весне оленя, винного камня, луковицы нарцисса, пшеничной муки и меда?.. Вот от чего бедный Ювенал воскликнул, что "Рядом с мужем находилось уже не лицо любимой женщины, а настоящее язвенное воспаление" (ну, и скажите мне,  как далеко продвинулись наши мужчины?

К счастью, эпоха правления Октавиана Августа подарила римлянке менее бесчеловечные средства по уходу за собой, как-то молоко ослиц, очень быстро вошедшее в употребление. Не о жене ли Нерона, Поппее, шла речь, когда рассказывали, что для принятия ежедневных ванн за ее свитой всегда следовал эскорт из 500 ослиц? Но, даже если женщина, как некая Максимина, была увенчана белоснежным париком, если ее щеки были молочного цвета, а брови подведены углем, при наличии трех зубов древесно-блошиного цвета, ее уже ничего не могло спасти… (Марциал, II,41,7). Кроме, конечно, золотых коронок, золотой же нитью крепившихся к зубам, которые достойным образом заполняли пустоты у нее во рту. А порошок из пемзы и толченых роз, чернильного ореха и мирры прекрасно отбеливал останки белозубой улыбки.


Теперь об ароматах. К чему было делать себе прическу, макияж, выщипывать волосы на ногах, вставлять золотые коронки, если под мышками сохранялся не выветриваемый козлиный запах. (Овидий, "Наука любви", III,193). Об этой проблеме много писали в последние годы существования республики и в первые годы установление императорской власти. В отличие от старых допунических времен, с проникновением в Рим греческой культуры к правилам гигиены и к борьбе с потоотделением стали относиться как никогда серьезно. Во избежание неприятного запаха во рту, римляне подобно французским дворянам, посещавшим салоны в ХVIII веке, сосали гвоздичные леденцы, пропитанные вином кусочки мастикового дерева, плющевые ягоды или же ароматические смолы. Что до духов, то на них спрос был велик со времен самых первых контактов Рима с восточными странами.

Такое "помешательство" привело к тому, что в 189 году до нашей эры цензоры приняли закон о запрещении пользования духами, так как восточный  мир был для них синонимом распущенности и упадка (Плиний, "Естественная история", ХIII,25).  Схожее постановление было принято и век спустя, и снова выполнялось явно не регулярно.  Пик увлечения духами пришелся на начало Римской империи. Уже во времена Плавта восточные благовония заполонили высшее общество…