Духовное стремление к естественному


Так почему же, собственно, ученые и человечество вообще (поскольку ученые ничем не отличаются от других людей) стремятся к естественности? Пока у нас нет простых психологических или социологических объяснений этому явлению. Жан Поль Мальро, тонко чувствовавший проблемы науки, писал по этому поводу: "Льняные одежды заставляют нас, хотя бы в воображении, почувствовать связь с нашими деда ми и далекими предками, с героями и с историей вообще. Вызываемые этим ощущения благородны и значимы. Мы начинаем чувствовать себя частью протяжен ной и могучей реки, и когда мы думаем об этом, то не так торопливо стремимся к какому-то последнему морю. Сказанное относится и к другим вещам - дереву или камню, которые постоянно напоминают нам о других формах жизни, о таинственных временах истории, когда человечество еще не существовало.

Глиняная посуда на полке рассказывает нам о других странах, других племенах, других потребностях. И о глине тоже".
Эдвард О.Вильсон выдвинул гипотезу "биофилии", которая с генетической и эволюционной точек зрения объясняет наличие "сильного сродства" между человечеством и всеми остальными живыми организмами. Мне эта гипотеза представляется убедительной и обоснованной.


Лаура Вуд, которая прочитала рукопись этой книги одной из первых, указала автору, что многие люди испытывают очень сильное влечение ко всем объектам среды обитания, так как "...в этом мы находим образцы высокой духовности... С тех пор как дух пропитал материю, весь мир в целом обрел некую святость и требует уважительного отношения к себе".


Душа человека предназначена для чего-то особенного, единственного, способного к росту. Именно в этом и заключается секрет жизни. Я видел елочку, которая пыталась расти без почвы, в расселине гранитной скалы близ шведского городка Миллесгорден, и думал о том, что когда-нибудь деревце или его потомство обязательно победит гранит и расколет скалу. Эту елочку напоминают мне растения в моем кабинете, и я могу вспомнить о ней, даже просто глядя на полированную поверхность дерева (хотя, впрочем, полированная поверхность тут же напомнит мне и о смерти). Я вижу улыбку младенца, прильнувшего к материнской груди, и в моем мозгу вдруг мгновенно срабатывают нейронные цепочки, напоминая об улыбках моих детей, когда они маленькими бегали гуськом за мамой. Поэт А.Р.Аммонс когда-то написал: "Одна и та же Песнь Жизни звучит во мне и в тебе".